Е.А. Леонова
Польская литература конца ХIX - начала ХХ века
(1997)


© Е.А.Леонова, 1997

Джерело: Ковалева Т.В. и др. История зарубежной литературы (Вторая половина ХIX - начало ХХ века). Минск: Завигар, 1997. С.: 210-232.

OCR & Spellcheck: Aerius (ae-lib.org.ua) 2003


Содержание

Общая характеристика

Элиза Ожешко

Болеслав Прус

Генрик Сенкевич

Мария Конопницкая

Стефан Жеромский

Владислав Реймонт

 


 

Начало нового периода в развитии польской литературы связывают с национально-освободительным восстанием 1863 г., осознание характера и последствий которого составило ее существеннейший тематический пласт. В литературном процессе Польши рубежа веков выделяют два основных этапа: 60 -80-е гг. XIX в. и 90-е гг. XIX - 10-е гг. XX вв.

В литературе 60 - 80-х гг. в острой борьбе сначала с романтической концепцией, а затем с различными декадентскими течениями утверждается реалистическое направление. Становление реализма происходило интенсивными темпами и имело специфические национальные черты, обусловленные прежде всего расчлененностью Польши на три части, в каждой из которых имелись свои условия для культурного развития. Широкое распространение получил так называемый варшавский позитивизм, носивший, в отличие от западноевропейского, не столько философский, сколько общественно-идеологический характер. Польские позитивисты исходили из представления о неизменности существующих социальных отношений и апеллировали ко всем гражданам с призывом сотрудничать во имя совершенствования общества через экономическое возвышение Польши. Согласно позитивистской программе, этот "органический труд" должен был сопровождаться "работой у основ" - просветительской деятельностью польской интеллигенции, ее содействием воспитанию и образованию народа. Варшавский позитивизм сказался на творчестве многих писателей, в том числе реалистов. Не являясь прямым приложением к позитивизму, произведения Ожешко, Пруса, Сенкевича представляют собой ту или иную степень художественной реализации его основных положений.

На формирование польской литературы этого периода воздействовали традиции предшествующей литературной эпохи (в частности, романтическая поэзия А. Мицкевича и Ю. Словацкого), а также другие виды искусства, в особенности изобразительное [210] (графика А. Гроттгера, Ю. Коссака, М.Э. Андриолли, живопись Я. Матейко, Ю. Хелмоньского, А. Герымского) и театральное (самые значительные достижения которого были связаны с Краковским театром, руководимым с 1863 по 1893 г. С. Козьмяном).

Не последнюю роль в формировании реализма играли и польско-зарубежные литературные связи. Из западноевропейских писателей наиболее почитаемы были Ч. Диккенс, Э. Золя, из русских - Салтыков-Щедрин, Достоевский, Л. Толстой и особенно Тургенев. Исследователи указывают на некоторое типологическое сходство произведений Сенкевича и Тургенева, Пруса и Достоевского, Конопницкойи Некрасова и т.д.

В 90 - 900-е гг. реализм продолжал укреплять свои позиции, приобретая качественно новые черты. Общая же картина литературного процесса выглядела гораздо более неоднородной и динамичной, нежели на предыдущем этапе. Декадентские тенденции могли сосуществовать у многих авторов с реалистическими, вот почему не поддается однозначной характеристике творчество таких талантливых польских писателей, как, например, Габриэля Запольская (настоящая фамилия - Корвин-Пётровская, 1860 - 1921), Казимеж Тетмайер (1865 - 1940), Станислав Выспяньский (1869 - 1907), Вацлав Берент (1873 -1940) и др.

В 1898 г. Артур Гурский (1870 - 1959) опубликовал цикл статей под общим названием "Молодая Польша", послужившим наименованием целого направления (примерно 1890 - 1918 гг.) в польской литературе. Примечательной особенностью, творчества писателей "младопольской" ориентации явилось взаимопроникновение, переплетение реалистических тенденций с натуралистическими, символистскими, импрессионистическими и т.п. В русле декадентского искусства оказались такие принадлежавшие к "Молодой Польше" авторы, как Станислав Пшибышевский (1868 - 1927), Зенон Пшесмыцкий (1861 - 1944) и др. Общими для них были выступления в защиту асоциального, "чистого искусства".

В это же время в Польше формируется пролетарская литература. [211]

Она была представлена и в поэзии, и в прозе, и в публицистике. Огромную популярность среди рабочих далеко за пределами Польши приобрели такие поэтические произведения, как "Красное знамя" Б. Червеньского, "Кандальная мазурка" Л. Варыньского и особенно "Варшавянка" В. Свенцицкого.

Польская литература на рубеже веков обогащается в жанровом отношении. В первую очередь это относится к прозе, которая тяготела к масштабным, эпическим формам (Сенкевич, Прус, Реймонт, Жеромский). Ее характерным явлением стал исторический роман, достигший в это время апогея. Наряду с ним успешно развивался психологический и социально-бытовой роман. Проза освобождалась от описатель-ности, проникала в глубины человеческой психики, раскрывала диалектическую связь человека с объективным миром. Интенсивно разрабатывались поэтические жанры. В поэзию пришли авторы, одним из которых суждено было остаться эпигонами романтизма (Л. Совиньский, Ф. Фаленьский), другим - выразить в своих стихах новые веяния в эстетической мысли (А. Аснык, В. Гомулицкий). Поэзия обогащается пейзажной, философской, интимной, сатирической лирикой в самых разнообразных формах. По сравнению с поэзией и прозой медленнее развивалась драматургия. Но и в ней были свои достижения, к числу которых относятся комедии М. Балуцкого и Ю. Близиньского.

Польская литература еще в первые десятилетия XX в. играла значительную роль в духовной жизни Беларуси. Пьесы родившейся в д. Подгайцы на Украине Г. Запольской, драматурга и актрисы, ставились в 1922 г. в БГТ (теперь театр имени Я. Купалы), в 1956 г. в театре имени Я. Коласа, в 1969 г. в Гродненском областном драматическом театре и др. На раннем этапе своей литературной деятельности влияние польских художников, в частности С. Пшибышевского, испытали такие белорусские писатели, как 3. Бядуля и М. Горецкий. "Отдал дань времени и увлекся... символистами", в том числе С. Пшибышев-ским, Я. Купала (Письмо к Л. М. Клейнбарту от 21.IX. 1928 г.). Исследователи считают также, что в отдельных своих произведениях Я. Купала с С. Пшибышевским полемизировал (стихотворения [212] "Песняру-беларусу", "Снег", поэма-трагедия "Адвеч-ная песня").

 

 

Элиза Ожешко

"Звездой первой величины" на горизонте польской литературы рубежа веков назвал Элизу Ожешко (1841 -1910) украинский писатель И. Франко. Она оставила около 60 томов художественной прозы, критики и публицистики. Все важнейшие проблемы жизни польского общества: тяжелое положение крестьянства, экономическая и моральная деградация шляхты, женский вопрос, национально-освободительная борьба - нашли воплощение в творчестве Ожешко. Многообразно в ее произведениях присутствие Беларуси. Родилась Ожешко в деревне Милков-щнзна, недалеко от Гродно, в семье "вольнодумца и вольтерьянца" Бенедикта Павловского. В Гродно и его окрестностях прошла большая часть ее жизни. Существенное влияние на мировосприятие писательницы оказало восстание 1863 - 1864 гг., к которому она имела непосредственное отношение как связная партизанского отряда Ромуальда Траугутга, действовавшего на белорусском Полесье. После трагического исхода восстания Ожешко, рискуя жизнью, переправила Траугутга к границе Королевства Польского.

Жизнь наднеманского края стала важным фактором формирования Ожешко как художника. В ее произведения органично вошли белорусские народные песни, предания, обычаи, обряды. Знание этнографических особенностей и национального характера, языка и быта позволило Ожешко создать яркие, запоминающиеся образы крестьян-белорусов, правдиво показать условия жизни белорусского народа. Не случайно И. Франко писал о необходимости перевести на украинский язык "особенно такие совepшенные... произведения, как... повести из жизни белорусского народа" Ожешко. Белорусский поэт Ф. Богушевич называл ее "королевой живого слова и мучительной правды". [213]

Начала Ожешко литературную деятельность с рассказа "В голодные годы" (1866), однако вскоре стала работать в жанре романа. В статье "Несколько замечаний о романе" (1866) она говорит о таком основном и непременно^ его качестве, как "тенденциозность", представляемом тогда писательницей еще достаточно упрощенно: главное в романе - та или иная публицистическая идея, которая должна утверждаться не столько через его художественную структуру, сюжет и характеры, сколько посредством обширных авторских отступлений, а также высказываний героев-"резонеров". Со временем, однако, исчезали дидактичность и схематизм, усиливалась выразительность персонажей, чему в немалой степени способствовала эстетическая зрелость Ожешко, хотя и в дальнейшем ее произведения, даже наиболее значительные, не будут свободны от позитивистских иллюзий. Именно те романы, в которых уже ощутим отход автора от концепции "тенденциозности", и принесли Ожешко широкую известность: "Марта" (1873), "Помпалиньские" (1876), "Меир Езофович" (1878) (последний был переведен вскоре после опубликования на многие языки).

Реализм Ожешко во всей его многогранности раскрылся в ".белорусских" рассказах и повестях. Им, как и ее крупным полотнам, свойственны значительность тематики, глубокий психологизм. Мастерски построен, например, рассказ "Тадеуш" -"деревенская зарисовка" о гибели ребенка, предоставленного самому себе, ибо его родители, не имеющие клочка собственной земли, вынуждены от темна до темна гнуть спину на господ. Убожество быта белорусского крестьянина и вместе с тем прекрасные душевные задатки простого человека писательница изображает в рассказах "Романиха", "А...Б...Ц...", "Зимним вечepом", "Эхо".

Одним из лучших произведений Ожешко является повесть "Низины" (1884), в которой дана широкая картина жизни пореформенной белорусской деревни с ее нищетой и забитостью. В центре повести - судьба батрачки Кристины. Тяжелейшим трудом скопила она немного денег для сыновей, а также себе на погребение, но все они уплыли в руки проходимца Капровского, обещавшего спасти ее сына от несправедливой рекрутчины. [214]

Все идет прахом: "черные вагоны" уносят одного сына "на край света", другой отныне будет искать утешения в корчме.

"Низины" - поистине обвинительный акт против общества, позволяющего сильным обирать слабых, попирать их человеческое достоинство. В повести есть поразительно меткая характеристика хищников типа Капровского: автор сравнивает "адвоката" с "микробом", могущим существовать "в известных общественных условиях".

В беспощадном осуждении среды, порождающей косность и предрассудки, - пафос повести "Дзюрдзи" (1885). Исходной точкой в построении сюжета стала сцена суда над четырьмя крестьянами, убившими жену деревенского кузнеца, молодую красавицу Петрусю, прослывшую колдуньей. Для писательницы важно было обратить внимание читателей на тот факт, что чудовищное злодеяние совершили не бродяги или закоренелые преступники, а земледельцы, "труженики с орошенным потом челом". "Низины" и "Дзюрдзи" - одни из немногих произведений Ожешко, лишенных сентиментальности и идилличности в восприятии крестьянской жизни. Повесть" Дзюрдзи" интересна и тем, что в ней описывается известный лишь в белорусском фольклоре обряд заклинания, согласно которому колдунья должна явиться на огонь костра из осиновых дров.

На белорусском материале создана и одна из лучших повестей Ожешко - "Хам" (1888). Нравственно-этическая направленность произведения отражена уже в его названии: польские шляхтичи презрительно называли крестьян хамами, но эти "хамы" нередко превосходили господ своей внутренней культурой, жаждой знаний, нравственной чистотой. Такие качества в полной мере свойственны и герою повести Павлу Кабыцкому, рыбаку из принеманской деревушки. Не только глубоким чувством, неожиданно родившимся в его сердце, руководствуется Павел, когда берет в жены Франку, но и "святым человеческим долгом спасения ближнего". Этот долг заставляет Павла терпеливо сносить неимоверные душевные муки, прощать Франке лень и измену, бегство и даже попытку отравить его. Многие исследователи констатировали влияние на автора толстовского учения о непротивлении злу. [215]

Неоднозначен, исполнен противоречий образ Франки, существа, испорченного, подобно многим другим, "трагическими событиями и болотными испарениями жизни". Эта горячая, по-своему честная натура не может не вызывать сострадания.

Особое место в творчестве Ожешко занимает роман "Над Неманом" (1887). По многоплановости, эпичности его справедливо сравнивают с поэмой А. Мицкевича "Пан Тадеуш". Местом действия в романе, как и в повестях, является белорусская земля, однако стержень сюжета составляют на этотраз отношения между "верхами" и "низами" собственно польского общества. "Низы" в данном случае - потомки мелких шляхтичей, некогда переселившихся в эти места из Польши. Образ их жизни уже мало чем отличается от крестьянского, да и обитатели господских усадеб видят в них "мужиков", недаром уход "в мужицкую хату" Юстыны Ожельской, ее брак с Яном Богаты-ровичем многих из "панов" повергает в ужас.

Детально, во всех подробностях воссоздает Ожешко картину жизни польской шляхты, показывает процесс ее социально-экономической дифференциации. Представители всех слоев шляхты нашли в романе свое место: здесь и богатый, преуспевающий помещик Дажецкий, и Ружиц, промотавший миллионное состояние; здесь и Бенедикт Корчинский, принадлежащий к средней шляхте и зависимый от тех, кто стоит на сословной лестнице несколькими ступенями выше. В свою очередь от него зависят, с ним находятся в постоянных раздорах за лес и землю окрес-тьянившиеся шляхтичи, землепашцы, многочисленные обитатели поселка Богатыровичи.

Происходит и внутрисословное разделение, но уже духовно-нравственного характера. Сын Корчинского Витольд верит в "равенство и братство людей", в "демократические идеи и теории, осуществление которых могло, как казалось ему, возродить мощь народов и прежде всего его родины", призывает дворян к единению с "малыми и беззащитными". И таких, как Витольд, готовых идти и идущих в "тесные, темные норы, хотя бы это грозило... неминуемой гибелью", по мнению автора, немало. Именно Витольд помогает отцу избавиться "от той ржавчины, которая так долго разъедала его душу", от исподволь [216] укоренившейся в нем, не чуждом некогда возвышенных идей, единственной страсти - увеличения доходов. Витольда, его двоюродного брата Зыгмунта, Ружица, принадлежащих, в сущности, к одному кругу, разделяет стена абсолютного непонимания. В представлении Зыгмунта народ - это "серая толпа", и его отец, один из повстанческих эмиссаров, покоящийся в братской могиле, был, по мнению сына, всего лишь "в высшей степени вредным" безумцем. С презрением говорит Зыгмунт о родине, чьи соки питают его "бренное тело", но "духовные потребности удовлетворить они не в состоянии". Неудивительно, что как художнику ему не дано состояться. Не менее отталкивающе выглядит и аристократ Ружиц, "молодой старик", находящий единственное утешение в морфии.

Тема восстания 1863 - 1864 гг. занимает существенное место в романе. Отношение того или иного героя к этим событиям является критерием его нравственности. Воспоминаниям персонажей о восстании посвящены самые волнующие, романтические страницы произведения.

Богата и разнообразна художественная палитра Ожешко в 90 -900-е гг.: от гротеска и карикатуры до тонкого лиризма, поразительной поэтичности в описаниях любви, природы, труда. Очевидно влияние фольклора, в том числе белорусского, на творчество Ожешко (белорусскому фольклору она посвятила ряд очерков).

В произведениях Ожешко получили плодотворное развитие традиции польской литературы, прежде всего Ю. Крашевского, которого писательница считала "творцом современного польского романа". Значительную роль в формировании ее эстетики сыграла русская литература, в особенности книги Л. Толстого.

Творчество Ожешко всегда встречало живой интерес белорусского читателя и зрителя. На белорусский язык ее произведения переводили Я. Беганская, Я. Брыль и др. Для Первой белорусской труппы И. Буйницкого писательница переработала свой рассказ "Зимним вечером". Спектаклем по этому произведению открылся в 1920 г. Белорусский государственный театр, а в 1921 г. здесь же была поставлена инсценировка повести "Хам". На киностудии "Беларусьфильм" осуществлена и экранизация [217] этой повести. "Если Вы спросите, какая литература, польская или русская, больше была мне по душе, то я сказал бы, что - первая," -констатирует в письме от 21.IX. 1928 г. Я. Купала, называя в числе писателей, которые его "больше всего интересовали", и Ожешко. Дружеские отношения связывали Ожешко и Ф. Богушевича.

 

 

Болеслав Прус

"Реалистом чистейшей воды" назвал Г. Сенкевич Болеслава Пруса (настоящее имя - Александр Гловацкий, 1847 - 1912). В новеллистике Пруса, с которой и началось его вступление в литературу, нашли выражение реалистические традиции Ю. ' Крашевского, В. Сырокомли, западноевропейских художников - Бальзака, Диккенса, Золя. Разнообразие человеческих типов, точность в воссоздании нравственно-социального облика героя, умение в обыденном заметить значительное отличают Пруса-новеллиста. Жизнь польской деревни, малокультурная и невежественная, предстает перед читателем в новелле "Антек". Лаконично, предельно скупо рассказывает Прус о том, как мать по подсказке знахарки засовывает в горячую печь своего ребенка, чтобы выгнать из него хворь, а девочка бьется о заслонку, кричит не своим голосом и, наконец, затихает. И вот-после трижды прочтенной молитвы мать достаетто, что некогда было ее дочкой, - "труп с красной, кое-где уже облезшей кожей". Страшнее картины, кажется, нельзя нарисовать.

Но обитателям убогой деревни нередко присущи природный талант ("Антек"), способность к подвигу и самопожертвованию ("На каникулах", "Михалко", "Жилет"). Шляхту же Прус критикует за безнравственность и духовную деградацию ("Анелька", "Деревня и город"), стяжательство, проникающее во все сферы жизни ("Проклятое счастье", "Шкатулка", "Обращенный").

Ирония и сарказм, боль и горечь за поруганное человеческое достоинство звучат в повести "Форпост" (1885) - трагической истории польского крестьянина Слимака, не пожелавшего уступить свою землю немецким колонистам. В то время как Слимак [218] всем жертвует из-за десяти моргов своей земли, помещик подписывает купчую не задумываясь, в промежутке между танцами. При всей актуальности темы борьбы с немецкой колонизацией главное в "Форпосте" все же - отношения внутри самой деревни, ее социальное расслоение.

Новые конфликты и характеры рисует Прус в романе "Кукла" (1887 -1889), поразившем современников значимостью и разнообразием социальных типов, почти документальной точностью в воспроизведении действительности, художественным новаторством. Сам писатель следующим образом сформулировал тему произведения: "Охарактеризовать общественную жизнь, взаимоотношения и типы нескольких поколений". Действие "Куклы" разворачивается в 1878 - 1879 гг., однако благодаря включению в структуру романа дневниковых записей одного из персонажей временные рамки раздвигаются, повествование приобретает эпическую масштабность и многоаспектность.

Неоднозначен характер главного героя Пруса - Станислава Вокульского. В молодости на собственном опыте познавший бедность и лишения, прошедший через участие в политических событиях 60-х гг. и ссылку, он постепенно превращается в преуспевающего коммерсанта-миллионера. И все же здоровое начало в характере Вокульского, обусловленное социальным происхождением и идеалами юности, не дает герою духовно оскудеть, побуждает его помогать беднякам, заставляет постоянно испытывать укоры совести. Состояние душевного кризиса обостряется и личной драмой, разочарованием в Изабелле Ленцкой, осознанием того, что "лучше бросить сердце голодной собаке", чем отдать его этой кукле. Автор намеренно не дает ответа на вопрос о судьбе Вокульского. Однако в любом случае - ушел ли он из жизни или укрылся в Париже и посвятил себя науке - очевидна моральная несостоятельность общества, в котором , по словам самого Пруса, "хорошие люди прозябают или бегут" из него, а "подлецы преуспевают".

Примечательной особенностью романа стало углубление в личностные проблемы, а несомненным достижением автора "Куклы" - умение социально мотивировать поведение своих героев, исследование же социальных связей сочетать с "подробностями [219] чувств". Прус обогатил польскую прозу новым жанровым образованием - социально-психологическим романом, возникшим не без влияния русской литературы, в первую очередь Л. Толстого и Достоевского.

В романе "Фараон" (1895- 1896) действие происходит в Египте первой половины X1 в. до н.э. Многое в произведении является плодом авторской фантазии, включая образ фараона Рамсеса XIII (по мнению ученых-египтологов, история этой династии оборвалась на Рамсесе XII), а также основную интригу романа. Социально-политические проблемы древнего Египта, очевидно, соотнесены с событиями современности. Однако несомненно и другое: драматические страницы древнеегипетской истории и сами по себе вызывали у автора глубочайший интерес. Прус предлагает свою концепцию событий, протекавших двадцать девять веков назад, раскрывает их историко-философский смысл.

Существенной особенностью "Фараона" является отход от вальтерскоттовского образца исторического романа, иначе говоря - романа, центром которого была любовно-приключенческая фабула. Традицию отказа от любовной интриги в пользу социально-политического конфликта, интеллектуализации повествования продолжил европейский исторический роман XX в.

Реалистические произведения Пруса и сегодня привлекают большое внимание. Причина этого, по мнению известного белорусского прозаика Я. Брыля, переведшего на белорусский язык ряд рассказов Пруса, в искренней человечности польского писателя, в его "любви ко всему прекрасному и благородному".

 

 

Генрик Сенкевич

Целая эпоха в истории польской литературы связана с творчеством Генрика Сенкевича (1846 - 1916). В его первых произведениях нашли отражение современная автору действительность, трагические судьбы крестьян ("Эскизы углем", "Янко-музыкант", "За хлебом", "Бартек-победитель"), впечатления от поездок в Америку (книга очерков "Письма из [220] путешествия", повесть "Через степи", рассказы "Орсо", "В стране золота", "Сахем") и Францию ("Письма Литвоса из Парижа"). Раннее творчество Сенкевича свидетельствовало о больших потенциальных возможностях писателя. Для всех его произведений, о чем бы он ни повествовал: о смерти талантливого крестьянского мальчика Янко и страданиях его матери ("Янко-музыкант", 1879) или скитаниях и гибели бедных эмигрантов Топорека и его дочери Марысн ("За хлебом", 1880), о политике насильственной германизации поляков ("Бартек-победитель", 1882) или об истреблении колонистами индейцев ("Сахем", 1883), - характерна органическая связь патриотического пафоса с трагическим мировидением автора. Художественная сила, с какой воспроизводились писателем-картины реальной жизни, была настолько велика, что читатели в своем восприятии их нередко приходили к гораздо более радикальным выводам, чем сам автор, во многом разделявший позитивистскую программу.

Динамизм действия и пластичность в изображении характеров, эмоциональность повествования и поразительная композиционная стройность, присущие "малой прозе" Сенкевича, обнаружились и в его романах о современности, наибольший интерес из которых представляет роман "Без догмата" (1890), натканный в форме дневника героя. Мотивированно и психологически убедительно рисует художник тип так называемого "лишнего человека". Подобный тип создавался в свое время Байроном, Пушкиным, Лермонтовым, Словацким. Сенкевич акцентирует внимание на генезисе "лишнего человека", обусловленном новой действительностью, которая лишает героя каких бы то ни было идеалов, "догматов".

"Бездогматцем" является и главный персонаж романа Леон Плошовский. Образованный, тонко чувствующий, способный многое совершить, он обречен на бездеятельность, на паразитическое существование "сытого и веселого зверя". Он вполне сознает неприглядность собственной жизни, постоянно занят "самокопанием" и в конце концов кончает жизнь самоубийством.

Автор был озабочен тем, чтобы читатель уяснил детерминированность героя пошлостью и бездуховностью общества и [221] извлек урок из этой истории нравственного растления. "Роман, - подчеркивал Сенкевич, - должен быть и будет предостережением - к чему приводит жизнь без догмата ум критический, утонченный, лишенный простоты и ни на что не опирающийся. Правда, это не спасает Плошовских, но обратит внимание на причины, которые порождают Плошовских".

Есть в романе и персонаж, который, в отличие от Плошовского, руководствуется в своих помыслах и поступках именно догматом. Это Анелька, страстно любящая, глубоко страдающая, но подавляющая в себе чувство в соответствии с христианскими заповедями. Поставивший перед собой цель показать образец жизни "по догмату", Сенкевич, помимо воли, этот догмат развенчивает, ибо не может быть духовной опорой то, что заставляет человека насиловать свою природу.

Восторженно отзывались о романе "Без догмата" Л. Толстой, М. Горький, Чехов. Другие романы Сенкевича о современности ("Семья Поланецких", 1893 - 1894; "Водовороты", 1910) оказались слабее.

Основной же формой осмысления действительности стал для Сенкевича исторический роман. При этом к каким бы сюжетам из прошлого ни обращался художник, в них легко прочитывались приметы современности, аналогии с настоящим, угадывался страстный патриотический призыв. Первое историческое произведение Сенкевича - повесть 'Татарская неволя" - вышло в свет в 1880 г. Но необычайный успех писателю принес его первый исторический роман "Огнем и мечом" (1883 - 1884), составивший вместе с "Потопом" (1884 - 1886) и "Паном Володыевским" (1887 - 1888) знаменитую трилогию, посвященную истории войн Речи Посполитой в XVII в. Именно с трилогией исследователи связывают проблему рецепции произведений Сенкевича, до сих пор не решенную окончательно: уступающая многим другим книгам писателя в плане историзма и реалистичности, она воспринимается читателями как его наивысшее достижение. Показательно в этом смысле высказывание польского писателя В. Гомбровича: "Могучий гений! - и никогда, пожалуй, не было такого перворазрядно-второстепенного писателя. Это Гомер второй категории, это Дюма-отец первого [222] класса. Ей-ей, трудно найти в истории литературы другой пример подобного очарования народа, более магического действия на воображение масс... Если бы история литературы приняла в качестве критерия влияние искусства на людей, Сенкевич (этот демон, эта катастрофа нашего разума, этот вредитель) должен был бы занять в ней в пять раз большее место, чем Мицкевич".

Центральное место в литературном наследии Сенкевича занимают исторические романы "Quo vadis?" и "Крестоносцы".

В романе "Quo vadis?" (1894 - 1896), за который писатель в 1905 г. был удостоен Нобелевской премии, воскрешен один из самых драматичных периодов римской истории - последние четыре года правления Нерона (64 - 68 гг. н.э.), доведшего империю до состояния полнейшего упадка. "Никто не был спокоен за свою жизнь и достояние. Закон перестал охранять. Исчезли человеческое достоинство и добродетель, ослабли родственные узы, и исподличавшиеся сердца даже надеяться не решались... Весь мир представал сплошной кровавой и шутовской оргией...". В романе, по словам автора, дано "художественное противопоставление... двух миров, один из которых являл собою всемогущую правящую силу административной машины, а другой представлял исключительно духовную силу".

Ненавидящий Отчизну Нерон, "изверг" и "комедиант", - плоть от плоти первого мира. Убийца матери, жены, множества своих подданных, он до последнего вздоха продолжает творить злодеяния. Кульминационные главы романа посвящены описанию пожара, превратившего Рим в "мертвую пустыню" и обернувшегося невиданными бедствиями для горожан. Сжечь город приказал император, вину же за поджог он возложил на христиан и подверг их кровавой публичной резне. Страшной смертью суждено умереть И самому Нерону.

Будущее Рима и всего мира, новую жизнь, построенную на духовных ценностях и гуманности, автор связывает с такими героями, как Авл Плавтий и его жена Помпония Грецина, их юная воспитанница Лития и другие, многие из которых приняли христианство и содействовали его дальнейшему распространению. Среди исповедующих новое учение много патрициев, но еще больше людей низших сословий и рабов. Представителей [223] первых христианских общин Сенкевич рисует духовно красивыми и стоически преданными своим идеалам, готовыми ради них на любую жертву.

Очевидна резкая поляризация персонажей, принадлежащих к различным мирам, но вместе с тем в романе немало героев сложных, морально преображающихся по ходу действия, как это случилось с молодым трибуном Виницием или плебеем Хи-лоном. Поистине трагична в своей противоречивости фигура Петрония, "друга, сотрапезника и наперсника Нерона". Известный своей изнеженностью "арбитр изящества", презирающий "толпу" эстетствующий аристократ, он в то же время любим народом за щедрость и заступничество, талантлив, независим в суждениях, не способен на доносительство. Его уход из жизни -это уход "поэзии и красоты" из мира тотального зла.

Автор романа "Quo vadis?" проявил себя не только как большой художник, но и как ученый-историк, великолепный знаток античных авторов - Сенеки, Тацита, Плутарха, Светония и др.

События из эпохи средневековья изображает Сенкевичч в романе "Крестоносцы" (1897 - 1900). Это было время героической борьбы славян с Тевтонским орденом, долго и жестоко истязавшим набегами восточные земли. Ее описание увенчивается широкой панорамой знаменитой Грюнвальдской битвы 1410 г., в которой объединенные полки славян разгромили немецких "псов-рыцарей", положив "предел бедствиям и мукам... целых столетий" и принеся своим народам долгожданный и благословенный мир.

Композиционным стержнем повествования является история любви шляхтича Збышко к рыцарской дочери Данусе, ставшей, как ее мать и отец, "могущественный и храбрый" граф Юранд, жертвой вероломства крестоносцев. В эпическом романе Сенкевича действуют многие реальные лица того времени - от знатных вельмож до шляхтичей и крестьян: князь Владислав Ягайло и его двоюродный брат Витовт, королева Ядвига и гроссмейстеры ордена Конрад и Ульрих фон Юнгингены, полководцы Завиш и Зындрам, шляхтичи Мацько и Зых и др.

Блестящее владение словом, психологическая точность, художественная образность позволили писателю создать предметную, [224] осязаемую, исторически достоверную картину жизни польского государства на рубеже XIV - XV вв. Каждой строкой романа автор воздает "честь и хвалу" "великому, священному прошлому" своих предков.

Произведения Сенкевича выходили в переводаx на белорусский язык, в том числе в белорусских книжных издательствах в Польше (Краков). Безусловно влияние Сенкевича на белорусских авторов исторических романов и повестей, включая В. Короткевича с его романом "Хрыстос прьпямшуся у ГароднГ и др. В одном из интервью сам В. Короткевич, говоря о любимых авторах, отечественных и зарубежных, признавался, что читает "каждого в зависимости от настроения", и, когда оно ровное, предпочтение отдает, наряду с книгами А. Толстого, "хорошим историческим романам Сенкевича" (А. Мальдис. Жыцце і ўзнясенне Уладзіміра Караткевіча: Партрэт пісьменніка і чалавека. Мн., 1990. С. 222).

 

 

Мария Конопницкая

Польскую литературу рубежа веков нельзя представить без Марии Конопницкой (1842 - 1910), которую И. Франко назвал "поэтессой польского народа, или, лучше сказать, польского крестьянства". С первыми стихами Конопницкой читатель познакомился во второй половине 70-х гт.(цикл поэтических этюдов "В горах"). Широкую известность поэтессе принес цикл "Картинки" (1879) - стихотворные новеллы, к жанру которых она неоднократно будет обращаться и позднее. Основным содержанием "Картинок" стали драматические судьбы бедняков -рабочих, чья "онемела мысль, зажата меж колес и пил", и "люда крестьянского, нуждою вечно забитого". Ярким образцом этой лирики Конопницкой является стихотворение "Свободный батрак".

Печальные мелодии звучат в произведениях Конопницкой, созданных на разных этапах ее литературного пути. Об этом красноречиво говорят сами названия ее поэтических циклов: [225]

"Слезы н песни", "Песни без эха", "Песни грусти". Тем не менее основным настроением ее стихов является оптимистическая вера "в мужество, в стойкость умов и сердец", "в идеалы", "в то, что когда-нибудь, в будущий век" человек придет "к равнопра-вью и счастью". Философия активной жизни запечатлена во множестве произведений Конопницкой: в циклах "Строки и звуки", "Мицкевичевский день", в поэме "Имагина" (1886 -1887), в драматических фрагментах "Из прошлого" (1881), одним из героев которого стал Галилей. Конопницкая осваивает проблемы религиозной морали ("Без крова", "Колокольный звон"), национально-освободительной борьбы польского народа ("Фрагменты", "Ходили здесь немцы"). Особую известность приобрело стихотворение "Присяга" (1908), направленное против репрессивной политики прусских властей, а в годы второй мировой войны ставшее гимном Войска Польского.

Озабоченность народными судьбами определила и художественный строй поэтических произведений Конопницкой, их бли-зость к народной песне. Речитативность, повторы, параллелизмы, зачины - все эти приемы, характерные для народной песни, использовала поэтесса. Стихам Конопницкой свойственны глубокий драматизм, удивительная эмоциональная насыщенность, образная контрастность.

Во многих произведениях поэтессы прослеживается сочетающаяся с реализмом романтическая традиция, идущая в первую очередь от великих соотечественников - А. Мицкевича и Ю. Словацкого, а также от любимого писателя Конопницкой- В. Гюго. Возможно, под влиянием романтиков Конопницкая обратилась к столь распространенному у них жанру лиро-эпической поэмы. Крестьянская эпопея в октавах "Пан Бальцер в Бразилии" создавалась в 1892 - 1908 гг. По художественному уровню это наиболее значительное произведение поэтессы. Его герои -кузнец Бальцер и другие бедняки, которых "беда лихая" заставляет эмигрировать в Бразилию, обрекает на тяжелейшие испытания вдали отродины. Изнуренные страданиями и тоской по отчизне, переселенцы решают возвратиться в Польшу, чтобы здесь, а не на чужбине искать справедливость.

Основное действие развертывается на море, а также в лесах и [226] горах Бразилии, тем не менее образ Польши постоянно присутствует в поэме. К родине обращены ее заключительные строфы, самые впечатляющие в произведении, представляющие собой одно из многочисленных лирических отступлений:

О Польша-мать! В сиянье небосвода

Ты выйдешь вновь в серебряной пыли.

Омытая в купели слез народа,

И лик Зари мелькнет тебе вдали...

То Солнца луч, то заблестит Свобода,

То Новый Свет в твоей святой судьбе...

...О Мать-отчизна! Мы идем к тебе.

    (Пер. М. Павловой)

Достоверность реалий, языковая точность в изображении крестьян- переселенцев, живописность повествования - все эти эстетические особенности вполне отвечали авторской трактовке поэмы как крестьянской эпопеи.

Новые грани таланта Конопницкой раскрылись в ее рассказах, первый сборник которых - "Четыре новеллы" - вышел в 1888 г. Тогда же Конопницкая писала: "Кто в наши дни посвящает свое перо народу, тот имеет перед собой неисчерпаемые богатства новых тем и рожденных современностью конфликтов, болеетого -целыймир изапас драматизма,которых хватит на всю литературу". Действительно, ее рассказам - при всей их "привязанности" к жизни "маленького человека" - присуще большое тематическое разнообразие: трагическая обыденность существования крестьян и городских бедняков (сборник "Мои знакомые"), безнравственность и жестокость богатых (рассказ "Милосердие общины"), борьба человека со стихией (сборник "На Нормандском берегу"), национально-патриотические движения в Польше и роль в них народа (цикл "Повести Саввы"). Блестящим образцом малого жанра у Конопницкой является ее рассказ "Со взломом" (1892), посвященный тяжелой, нищенской жизни белорусской деревни. Поразительно драматична фабула рассказа. Суд разбирает дело маленьких пастушат, которых голод сделал "злоумышленниками": они украли и съели сыр и масло, но не осмелились притронуться к святая святых - хлебу. Судьи смотрят на этот факт иначе: значит, не настолько были [227] голодны, чтобы воровать. Кража "со взломом" -так квалифицирует суд "преступление" детей и в соответствии с этим выносит суровый приговор. Характерно, что в рассказе "Со взломом" Конопницкая - как это часто делала Ожешко - использует белорусскую лексику. Белорусские мотивы имеют место и в других произведениях писательницы, в том числе в поэме "Пан Бальцер в Бразилии", где, наряду с другими персонажами, действуют и выходцы из белорусского Полесья.

Конопницкая известна также как переводчик с чешского и немецкого языков. Особенно много и охотно она переводила поэзию Г. Гейне.

Писательница искренне интересовалась жизнью белорусского народа. После посещения Гродно в 1888 г. она писала: "То, что там родится когда-нибудь в народной среде, не будет Польшей или Литвой, но будет Беларусью". Исследователи отмечают влияние польской поэтессы на Я. Купалу и Я. Коласа, Я. Лучину и Ф. Богушевича, А. Гуриновича и других белорусских авторов. В разное время произведения Конопницкой переводили на белорусский язык Зязюля (Т. Горделовская), А. Абухович, 3. Тжещковская, Г. Левчик, Я. Купала, Я. Дыла, А. Павлович, 3. Верас, А. Велюгин, С. Дергай, Я. Брыль, В. Коваль. С Я. Лучиной Конопницкая находилась в дружеских отношениях. В стихотворении, посвященном памяти писательницы, Я. Купала назвал ее "заступницей всех несчастных", "великой песенницей-княгиней", которой суждено бессмертие.

 

 

Стефан Жеромский

Творчество Стефана Жеромского (1864 - 1925) вобрало в себя все основные тенденции польской литературы рубежа веков. Прозаик, драматург, публицист, он отличался активной гражданской позицией, многое делал в культурно- просветительской сфере (основал народную школу, курсы для неграмотных, воскресный университет для рабочих, читал лекции). Резкое неприятие действительности, с одной стороны, сделало писателя [228] "совестью польской литературы", "духовным вождем" современников, с другой - послужило причиной политической травли. В частности, правительство отказалось поддержать кандидатуру Жеромского, когда встал вопрос о возможности присуждения ему Нобелевской премии.

В большинстве ранних произведений Жеромского (по преимуществу новеллах) показана жизнь деревенских бедняков, "коморников", нищетой и непосильным трудом низведенных до положения рабочей скотины. Судьбам "униженных и оскорбленных" писатель посвятил новеллы "Забвение", "Собачий долг", "Непреклонная", "Сумерки" и др. В рассказах Жеромского появляются и герои- народолюбцы, "общественники", живущие ради служения народу. Многие из них умирают (Станислава в "Непреклонной", врач Поземский в "Луче"), гибнут в тюрьмах и ссылках, а оставшиеся в живых обречены на горе и одиночество.

Новая тема вошла в творчество Жеромского с его "патриотическим циклом" - сборником рассказов и повестей "Расклюет нас воронье" (1895), тема польского национально-освободительного движения, ставшая отныне одной из магистральных в творчестве писателя. В сборнике преобладают мотивы безнадежности и грусти, в том числе в заглавном рассказе, посвященном последним дням восстания 1863 г. О трагической судьбе участника восстания Костюшко 1794 г. Жеромский поведал в одном из лучших своих произведений - повести "О солдате-скитальце" (1896). Эта повесть в определенном смысле предвосхитила появление исторического романа "Пепел" (1900 - 1903), в котором рассказывается о формировании национального самосознания поляков в драматический для них период истории - с 1797 по 1812г. Фоном для основного действия послужили такие события, как наполеоновские войны, образование Варшавского княжества, пробудившее у патриотов надежду на воссоединение Польши. "Речь идет здесь о подвигах легионеров, совершенных под итальянским и испанским небом и даже за Атлантическим океаном", - писал автор в предисловии к шведскому изданию "Пепла". Мечтающие об освобождении собственной родины, польские легионеры вынуждены отнимать [229] свободу чужую, "жечь живьем" людей и истреблять города и деревни, идти "против совести".

К национально-исторической проблематике Жеромский обратился в повести "Сизифов труд" (1897), романах "Верная река" и "Краса жизни" (оба - 1912), драме "Сулковский" (1910) и других своих произведениях.

Художественное осмысление в творчестве Жеромского получила и современная писателю действительность. К ней он обращался в многочисленных рассказах, драмах, публицистике, а также романах, начиная "Бездомными" (1900)-о жизни и труде промышленных рабочих. Жеромский не был первооткрывателем этой темы в польской литературе: о пролетариях уже писали Прус, Реймонт, Немоевский. Новое в трактовке данной темы Жеромским заключалось в стремлении показать героическое в характере своего героя.

Положительный герой, утопист-одиночка, предстает перед нами и в трилогии Жеромского "Борьба с сатаной" ("Обращение Иуды", 1916; "Метель", 1916; "Charitas", 1919). Одержимый замыслом создать рабочий кооператив, Рышард Ненаский на миллионы, завещанные ему неожиданно прозревшим богачом, строит заводы и фабрики, оборудованные новейшей техникой, но погибает в самом начале реализации своего плана. Как бы ни были дороги сердцу писателя мечты о социальном переустройстве, реалистическое чутье и на этотраз привело художника к выводу об их неосуществимости посредством труда одного человека, каким бы нравственным максимализмом и преданностью народу он ни обладал. Заслугой Жеромского явилось страстное осуждение империалистической войны, прозвучавшее в третьем томе эпопеи и поставившее ее в один ряд с такими антивоенными произведениями, как "Огонь" А. Барбюса, "На Западном фронте без перемен" Э.М. Ремарка, "На империалистической войне" белорусского писателя М. Горецкого и др. Последним обращением Жеромского к современности стал его роман "Канун весны" (1924).

Из диссонансов соткана поэтика произведений Жеромского, всегда эмоциональных, построенных на остродраматических конфликтах и трагических финалах, изобилующих символами. [230]

Писатель часто использует технику дискуссии, аллегорию, подтекст, соединяет языковую и образную поэтичность с фактической точностью. Жеромский унаследовал традиции как польской, так и русской литературы. Общепризнанным является воздействие на него Тургенева и Салтыкова-Щедрина, Л. Толстого и Достоевского. Типологическое сходство исследователи обнаруживают в творчестве Жеромского и произведениях Чехова, Л. Андреева. Не подлежит сомнению романтическая природа многих героев польского художника, своим нравственным максимализмом, непреклонностью и трагическим одиночеством, уделом "избранников" напоминающих романтических персонажей А. Мицкевича и Ю. Словацкого.

Представление о художественном мире Жеромского было бы неполным без учета элементов импрессионизма в его поэтике (в описании пейзажа, переживаний того или иного героя), экспрессивности его стиля, приверженности к натуралистическим деталям.

 

 

Владислав Реймонт

Одновременно с Жеромским, в 90-е гг., в литературу вошел Владислав Станислав Реймонт (1867 - 1925), первыми же рассказами заявивший о себе как большой художник. Специфическим качеством прозы Реймонта, давшим о себе знать уже в ранних его произведениях, была "нацеленность" на исследование коллективной психологии, в то время как, например, Жеромский предпочитал исследовать "законы личности". Преимущественный интерес Реймонта к среде, к патологическим проявлениям человеческой психики давал критикам повод для сопоставления его творчества с натурализмом. Постепенно - при неизменном интересе именно к психологии масс - усиливается личностное начало в характерах персонажей. Особенно отчетливо эта тенденция обнаружилась в романе "Мужики" (1904 - 1909), который принес автору славу. Произведение с энциклопедической полнотой вобрало в себя все аспекты жизни польского крестьянства - его быт и труд, обычаи и обряды. На примере деревни Липцы Реймонт показывает расслоение крестьянства. [231]

К земле, "могучей и безвольной", "мертвой и бессмертной", сводятся все помыслы героев. Она в решающие моменты заставляет мужиков объединиться, она же и разъединяет, рвет, казалось бы, самые прочные - кровные - узы, превращает в непримиримых врагов мать и сыновей, отца и сына, порождает множество драм.

Одна из таких драм является центральной в "Мужиках": До-миникова выдает свою красавицу дочь за старика Мацея Борыну в надежде, что Ягуся станет в будущем хозяйкой шести моргов земли. Страшная участь ожидает Ягусю: "рассвирепевшее стадо" крестьян, видящих в ней виновницу всех своих бед, избивает ее до полусмерти и, "опозоренную навеки, бесчеловечно униженную и невыразимо несчастную", изгоняет из деревни.

Реймонт, однако, вовсе не считает жадность и озлобленность некими исконно присущими польским "мужикам" чертами. Эти бедняки способны на помощь и сострадание, на жалость и глубокую страсть, а многие из них, подобно батраку Витеку, от природы наделены настоящим талантом художника.

Пульс крестьянской жизни бьется в унисон пульсу Земли, природа - полноправный герой романа. Об этом свидетельствует и своеобразная структура произведения: четыре его части ("Осень", "Зима", "Весна", "Лето") соответствуют четырем временам года.

"Мужики" Реймонта - один из наиболее совершенных романов в польской классике. Он отличается композиционной стройностью, тональным разнообразием, сочетанием эпического размаха с напряженностью действия, живописной зримостью образов и сцен, напоминающих то "буйные" полотна Рубенса, то нежные акварели. О мастерстве Реймонта-реалиста говорит и умение выделить из множества героев романа фигуры значительные, сложные, а всем другим - даже эпизодическим - персо-нажам дать глубокие портретно-психологические характеристики.

Этими же художественными принципами Реймонт руководствовался и в дальнейшем своем творчестве, в том числе при создании исторической трилогии "1794 год" (1913-1918). Тем не менее роман "Мужики" остался лучшим произведением писателя. [232]

 


© Aerius, 2004


Ароматическая свеча купить ароматическую свечу.