В.Н. Богословский, Н.И. Кравцов, А.И. Лозовский
Литература Чехословакии, Болгарии и Польши: 1927-1945
(1984)


© В.Н. Богословский, Н.И. Кравцов, А.И. Лозовский, 1984

Джерело: История зарубежной литературы ХХ века: 1917-1945. М.: Просвещение, 1984. 304 с. С.: 255-286.

OCR & Spellcheck: Aerius (ae-lib.org.ua) 2004.


Содержание

Литература Чехословакии

    Общая характеристика

    Станислав Костка Нейман

    Зденек Неедлы

    Иржи Волькер

    Витезслав Незвал

    Иван Ольбрахт

    Мария Майерова

    Мария Пуйманова 

    Владислав Ванчура

    Янко Есенский

    Ярослав Гашек

    Карел Чапек

    Юлиус Фучик

Литература Болгарии

    Общая характеристика

    Христо Смирненский

    Гео Милев

    Христо Радевский, Младен Исаев, Никола Хрелков, Никола Вапцаров

    Крум Велков, Георгий Караславов

Литература Польши

    Общая характеристика

    Юлиан Тувим

    Мария Домбровская

    Владислав Броневский

    Леон Кручковский

 


 

 

ЛИТЕРАТУРА ЧЕХОСЛОВАКИИ

После первой мировой войны Чехословакия стала самостоятельным государством, буржуазной республикой.

Чехословацкая буржуазия ориентируется в этот период на Запад, вступает в тесный контакт с капиталистическими группировками Франции и Англии. Трудящиеся Чехословакии под руководством коммунистической партии, возникшей в 1921 году, развертывают борьбу за демократические преобразования, за дружественные отношения с СССР.

Развитие чешской литературы в 20-е и 30-е годы характеризуется усилением критической направленности и созданием новой литературы, возникшей на базе рабочего движения. Появляются журналы «Червен», «Кмен», «Пролеткульт», «Вар», которые редактировали известный поэт Станислав Костка Нейман (1875- 1947) и крупный ученый, историк и критик Зденек Неедлы (1878- 1962). В журналах печатались статьи, критиковавшие буржуазную культуру и литературу, призывавшие к созданию нового пролетарского искусства. Именно таков был смысл статьи Иржи Волькера «Пролетарское искусство», требовавшей переустройства общества, а с ним и искусства на новых началах. В статьях, лекциях 3. Неедлы освещались культурные связи с Россией, давался анализ произведений чешской литературы, музыки, живописи. 3. Неедлы написал книгу о В. И. Ленине. В ряде статей он, полемизируя с буржуазными учеными, отстаивал принципы реалистического искусства. В соответствии с новой эстетической программой развертывалась и практическая деятельность чешских писателей.

С. К. Нейман издает в 1929 году «Красные песни», в которых подвергает критике чешскую буржуазию и, с другой стороны, воссоздает образ революционной России, воспевает интернациональную дружбу рабочих. Проникнуты духом протеста, зовут к борьбе против фашизма его книги стихов «Сердце и тучи» (1933-1935), «Соната жизненных горизонтов» (1937). В годы фашистской оккупации С. К. Нейман призывал в своих стихах народ к борьбе с захватчиками, выражал твердую веру в грядущую победу над ними (сборник «Зачумленные годы» -1946). Художественной манере С. К. Неймана свойственны гражданственные мотивы. Отсюда значительное публицистическое начало в его поэзии, сатирические, гиперболизированные образы представителей буржуазного мира.

В то же время, изображая людей труда, поэт воссоздавал их [255] внутренний мир, их чувства и мысли. Здесь у него появляются лирические мотивы. С. К. Нейман искал новые стихотворные размеры, создавая новую лексику. Вместе с тем он обращался к фольклору, к чешской народной песне.

Основным поэтическим жанром Иржи Волькера (1900- 1924) был жанр баллады. Связь поэта с рабочим движением, активное участие в революционной борьбе определили характер его поэзии. И. Волькер писал о классовых противоречиях, о трудной жизни трудящихся («О глазах кочегара»). Но одновременно поэт верил в лучшее будущее, призывал к борьбе за свободу («Баллада о сне»). И. Волькер создавал лирические стихи, которые привлекают непосредственностью, искренностью, яркими картинами природы («Дождь», «Веточка с цветущей яблони», «Улетели птицы» и др.). В стихотворениях в прозе («Скорби», «Дитя» и др.) наряду с лирическими мотивами звучала социальная тема. Кроме стихов, И. Волькер писал теоретические статьи («Пролетарское искусство», «Защитники творческой свободы»), имевшие важное значение для становления марксистской эстетики. Несколько иное направление в чешской литературе представлял журнал «Революционный сборник «Деветсйл» (1922), отстаивавший эстетические позиции «чистого искусства». В издании журнала участвовали такие известные поэты, как Ярослав Сейферт и Витезслав Незвал, творчество которых, их поэтическая практика были шире теоретической программы журнала.

В этом смысле показательна творческая судьба В. Незвала (1900-1958). Если его ранние стихи, появившиеся в начале 20-х годов (сборник «Мост» - 1922), были написаны в традициях передовой чешской поэзии, то его последующее творчество отразило известное увлечение формалистическими исканиями. В 30-е годы Незвал некоторое время примыкает к чешскому сюрреализму, возникшему под французским влиянием. Однако и в эти годы, испытывая воздействие Л. Арагона, Аполлинера, Незвал остается чешским поэтом - его образы, стиль, язык национальны, хотя его поэзия ассоциативна, во многом лишена конкретности. Но во второй половине 30-х годов, когда угроза фашистской оккупации нависла над Чехословакией, В. Незвал активно включается в антифашистское движение, пишет произведения, в основе которых лежит реализм. Такова поэма «Историческая картина» (1945), направленная против оккупантов, воссоздающая картины антифашистской борьбы. После второй мировой войны Незвал активно участвует в создании новой, социалистической культуры. За поэму «Песнь мира» (1950), посвященную дружбе народов, он был награжден Золотой медалью Всемирного Совета Мира. Для поэмы характерны эпичность. Поэт провозглашает интернационализм, решительно выступает в защиту мира и дружбы народов. Произведения Незвала «О родине» (1951), «Крылья» (1952) и другие, проникнутые гуманизмом и верой в будущее, также явились важным вкладом в развитие современной реалистической чешской поэзии. [256]

Одновременно с поэзией развивалась и чешская проза. В 20-е годы создает знаменитую эпопею о Швейке Я. Гашек. Одним из крупнейших прозаиков выступил Иван Ольбрахт (1882- 1952). Его ранние книги, рассказы и романы, написанные в 10-е годы («Тюрьма темнейшая»-1916, и др.), были преимущественно психологическими произведениями, но и в них содержался протест против невыносимых условий жизни. Характер творчества Ольбрахта сильно изменился после Великой Октябрьской социалистической революции. Побывав в Советском Союзе, гДе он присутствовал на Втором конгрессе III Интернационала, Ольбрахт возвращается в Чехославакию и становится видным деятелем рабочего движения и коммунистической партии. В течение ряда лет он редактирует «Руде право» - центральный орган Коммунистической партии Чехословакии.

Свои впечатления о Советской России Ольбрахт изложил в «Картинах современной России» (1920), в которых, опровергая ложь буржуазной прессы, рассказывал правду об Октябрьской социалистической революции и гражданской войне. В книге воссоздан образ В. И. Ленина, с которым писатель связывает процесс созидания новой жизни.

В 20-е годы наряду с рассказами Ольбрахт создает роман «Анна-пролетарка» (1928). Главные герои его -молодая служанка Анна и рабочий-коммунист Тоник Кроусский. Автору удалось убедительно показать, как меняется психология Анны, как из робкой, покорной служанки вырастает активный борец за дело трудящихся. Роман важен тем, что в нем Ольбрахт нарисовал образы революционеров, утверждал идеи пролетарской революции. Для романа характерен историзм: взгляд на будущее в его исторической перспективе. В то же время книга не свободна от некоторого схематизма, особенно в обрисовке положительных героев.

Другое значительное произведение писателя - роман «Никола Шугай, разбойник» (1933).

Эта книга посвящена народу Закарпатской Украины, который в условиях жестокой эксплуатации и национального угнетения неоднократно поднимался на защиту своих прав. Свободолюбивое стремление народа олицетворяет герой романа Никола Шугай. Романтизируя образ благородного разбойника, рассказывая о его подвигах, автор подчеркивал ту тесную связь, которая существовала между Шугаем и простыми людьми. Никола Шугай выступал в роли народного заступника, помогая бедным. В свою очередь народ охранял его. В романе используются фольклорные мотивы, реализм сочетается с романтикой. Творчество Ольбрахта способствовало развитию революционных тенденций в чехословацкой литературе, закладывало основы литературы социалистического реализма.

Важную роль в развитии чешской литературы сыграло творчество Марии Майеровой (1882-1967). Начав свой творческий [257] путь до Октябрьской революции, Мария Майерова посвя щает свои произведения женскому вопросу. В романах «Несчастная любовь» (1904), «Девственность» (1907) и других она рассказывает о положении женщин в условиях буржуазного общества ставит проблему их освобождения. Талант писательницы раскрывается с полной силой в произведениях, написанных после Октября. Так, в романе «Лучший из миров» (1923), где повествуется в событиях первой мировой войны, показана борьба чешского народа за независимость. Героиней романа выступает революций нерка Ленка Биланская, посвятившая свою жизнь революционной борьбе. О жизни и борьбе шахтеров рассказывал роман писательницы «Шахтерская баллада» (1938). Самым значительным произведением Марии Майеровой является роман «Сирена* (1935). В этой книге, охватывающей большой промежуток времени - с середины XIX века до первой мировой войны, прослеживается история нескольких поколений семьи рабочего-изобретателя Гудца, талантливого человека, обреченного на безуспешную борьбу за свое изобретение. Писательница убедительно показывает, что только через революционную борьбу трудящиеся добьются подлинно человеческой жизни. Верой в неотвратимость наступлю лия лучших времен проникнута концовка романа. Писательница по-новому, новаторски изображала чешский рабочий класс, психологически достоверно показывала рост его классового сознания» Ее произведениям присуща острая публицистичность, богатый народный язык.

Помимо романов, Майерова писала книги для детей, очерки, статьи. Острые критические зарисовки о жизни Соединенных Штатов содержатся в ее книге «Впечатления об Америке» (1920).

Очерковые книги «День после революции» (1925) и «Десять тысяч километров над Советским Союзом» (1948) посвящены нашей стране. В них она рассказывает о достижениях советских людей.

Значителен вклад в развитие реалистической чешской литературы Марии Пуймановой (1893-1958). Ее первое произведение, сборник рассказов-воспоминаний «Под крыльями», была опубликовано в 1917 году. В следующем сборнике - «Рассказы городского сада» (1920)-появляется социальная тематика, писательница пользуется приемом социального контраста. Рассказы имеют несколько сентиментальный оттенок. Поворотным пунктом в деятельности Пуймановой явились 30-е годы. Писательница сближается с рабочим движением, выступает в защиту бастующих рабочих. Большое влияние на нее оказала поездка в Советский Союз. В книге очерков «Взгляд на новый мир» (1932) она восхищается достижениями страны социализма, рассказывает о трудовых подвигах советских людей. В 30-е годы Мария Пуйманова начала работу над своим центральным произведением - трилогией «Люди на перепутье» (1937), «Игра с огнем» (1948), «Жизнь против смерти» (1952). [258]

В трилогии развернута широкая картина жизни Чехословакии 20-30-х и начала 40-х годов, вплоть до освобождения страны советскими войсками в 1945 году. В поле зрения писательницы оказываются такие важнейшие события, как острая классовая борьба в стране, оккупация Чехословакии немецко-фашистскими войсками, зверства оккупантов, антифашистское движение и национально-освободительная борьба. Бесспорно, удались писательнице образы коммунистов. Пуйманова вскрывает присущие им героические черты: уверенность в грядущей победе, принципиальность в решении важных вопросов. Особенно удачными получились образы Ондржея Урбана, Елены Скришванковой, почерпнутые .из глубин народной жизни. Это настоящие народные герои. Красочно обрисован и лагерь буржуазии. Писательница обличает ее эксплуататорскую сущность. В образе капиталиста Казмара писательница изобразила обувного фабриканта Батю. В широком размахе повествования, в изображении действительности в ее революционном развитии заключается большое значение трилогии М. Пуймановой.

На 20-е годы приходится начало литературной деятельности выдающегося сына чешского народа Юлиуса Фучика. Сотрудничая в газетах и журналах, он пишет многочисленные очерки и статьи на общественные, политические и литературные темы. Деятельность Фучика во многом способствовала развитию в Чехословакии марксистской критики и эстетики.

Активное участие в борьбе против декаданса и модернизма принял один из крупнейших чешских ученых и деятелей культуры Зденек Неедлы. Горячий поборник чехословацко-советской дружбы, он в 1925 году способствует созданию общества культурной и экономической связи с СССР.

В 20-30-е годы появляются романы Владислава Ванчуры (1891-1942): «Поля вспаханные и поля брани» (1925), «Пекарь Ян Маргоуль» (1924), «Маркета Лазарева» (1931). Роман «Маркета Лазарева» явился во многом новаторским произведением. Используя жанр баллады в прозе, автор, сочетая реалистические и романтические приемы письма, создает яркие характеры героев, которые борются с несправедливостью, жестокостью, отстаивая свое право на любовь и свободу. Новым по форме, романом-памфлетом стал «Ботострой» (1933) Турека Сватоплука. Работая у крупнейшего чешского обувного фабриканта-миллионера Бати, Сватоплук собственными глазами наблюдал режим жесточайшей эксплуатации рабочих, который и был показан в книге. Роман публицистичен. Используются приемы гиперболы, гротеска, сатиры. О силе воздействия книги свидетельствует тот факт, что Батя возбудил судебный процесс против автора, добиваясь запрещения романа.

В 30-е годы, когда власть в Германии захватил Гитлер и создалась угроза фашистского порабощения Чехословакии, передовые писатели выступили с резким осуждением фашизма. [259]

Ярко выраженный антифашистский характер приобретает творчество Карела Чапека, создающего в эти годы свои самые значительные книги - «Война с саламандрами» (1935), «Мать* (1938). С антифашистскими произведениями выступают С. К- Нейман, В. Незвал, Ю. Фучик, Зденек Неедлы и др.

Одновременно с развитием чешской литературы шел процесс развития литературы Словакии. Словацкие писатели основное внимание уделяют социальным проблемам, реалистически изображают жизнь. Как зрелый писатель-реалист выступил в эти годы-представитель старшего поколения Янко Есенский (1874-1945), Большой поклонник русской литературы, Есенский много сделал для популяризации русских поэтов. Его перу принадлежат переводы произведений Пушкина, Блока. Самая значительная книга Я. Есенского - роман «Демократы» (1934-1938), в котором он выступил с критикой буржуазной республики, разоблачил жульнические демагогические приемы буржуазных демократов. В годы второй мировой войны Я. Есенский внес свой вклад в борьбу с фашистскими оккупантами. Он писал патриотические стихи, призывавшие к вооруженному восстанию, проникнутые верой в победу над врагом.

В 1938 году в результате Мюнхенского соглашения Чехословакия лишилась независимости и подверглась расчленению. Словакия была провозглашена «независимым» государством, хотя находилась в полной зависимости от Германии. А территория чешских областей была оккупирована немецкими войсками. Шли массовые аресты и казни всех заподозренных в антифашистской деятельности. Немецкий язык был объявлен официальным. Были закрыты чешские высшие учебные заведения. Но несмотря на жестокий террор народ Чехословакии не смирился с режимом оккупации. В стране развертывалось движение Сопротивления. Активное участие в нем приняли передовые чехословацкие писатели. Они писали стихи, листовки, брошюры, статьи, разоблачавшие злодеяния оккупантов и призывавшие народ поднимать оружие. В годы оккупации многочисленные представители культуры и науки, в том числе и писатели, стали жертвами фашистского террора. Чешская литература лишилась такого выдающегося представителя, как Ю. Фучик. В фашистском лагере был замучен брат К. Чапека - известный художник и драматург И. Чапек. Погибли в фашистских тюрьмах писатели К. Полачек, Б. Вацлавек, Э. Урке и многие другие.

В 1945 году с помощью советских войск Чехословакия освободилась от немецко-фашистских захватчиков. Власть перешла в руки трудящихся, установивших в стране строй народной демократии. В развитии чешской и словацкой литератур начался новый период.

Ярослав Гашек (1883-1923). Имя Ярослава Гашека хорошо известно миллионам советских читателей. Замечательный юморист [260] и сатирик, создатель неумирающего образа Швейка, он пользуется заслуженной славой. Ярослав Гашек родился в Праге, в семье преподавателя гимназии, ставшего позднее служащим в банке. Он рано лишился отца. Гашек учился в гимназии, потом стал учеником в аптеке. Несколько позже он поступил в коммерческое училище и окончил его Проработав некоторое время в банке, он оставил его и целиком посвятил себя литературе. В начале 900-х годов в различных газетах и журналах стали появляться его рассказы, фельетоны, статьи, которые он нередко печатал под разными псевдонимами. Он много странствовал по Чехии, Словакии, Австрии, Венгрии, Германии, это давало ему огромный жизненный материал.

Мировоззрение Я. Гашека формировалось под влиянием многих факторов. В юности в течение нескольких лет Гашек находится в связи с анархистскими кружками, сотрудничает в анархистской газете. Большую роль в жизни Гашека сыграла первая мировая война. Мобилизованный в ряды австро-венгерской армии, Гашек не собирался драться за интересы угнетателей страны. Подобно тысячам одетых в австрийскую форму чехов, Гашек при первой возможности добровольно сдался в плен русским.

Годы, проведенные в России, явились для него временем напряженной политической деятельности. Под воздействием Октябрьской социалистической революции, являясь свидетелем великих исторических событий, Гашек вступает в ряды РСДРП (б).

Как коммунист, он принимает активное участие в гражданской войне. Находясь в войсках Восточного фронта, Гашек вместе с частями Красной Армии прошел боевой путь от Урала до Иркутска. Он работал в политотделах воинских частей, был пропагандистом, редактировал армейские газеты и сам сотрудничал в них. Ряд своих произведений он пишет на русском языке и печатает в русских изданиях.

В 1920 году Гашек возвращается в Чехословакию. Буржуазная печать не замедлила обрушиться на него с нападками и клеветой. Писателя обвинили в «измене», «предательстве», называли «советским комиссаром» и «чекистом».

Последние годы Гашек проводит в упорной работе над романом «Похождение бравого солдата Швейка». Он умер 39 лет от роду, так и не успев закончить свою лучшую книгу. Гашек обладал исключительной работоспособностью и за свою сравнительно короткую жизнь написал свыше тысячи двухсот произведений: рассказов, статей, фельетонов, юморесок, стихов. В его творчестве находят освещение важнейшие политические вопросы того времени.

Во многих произведениях Гашек выступает как юморист. Он ставит перед собой задачу рассмешить читателей, рассказать им что-нибудь интересное, забавное. Таков, например, его известный рассказ «Футбольный матч», в котором в комической форме повествуется о футбольных страстях болельщиков футбола. Забавен рассказ «Марафонский бег», герой которого, спасаясь бегством от [261] отца своей невесты, оказывается «победителем» марафонского пробега. В комическом плане были написаны рассказы «Из хроники провинциального города», «Восхождение на Мозерншпице» и многие другие.

Но наряду с юмористическими Гашек все чаще пишет сатирические рассказы, в которых остро критикует социальные пороки, уродливые явления окружающей действительности. Злейшей сатирой на Австро-Венгерскую монархию является рассказ «Повесть о портрете императора Франца-Иосифа». Рассказ о печальной судьбе торговца Петишки, присужденного к тринадцати месяцам тюрьмы «за нарушение общественной тишины и порядка», пронизан горькой иронией. В сатирических тонах описываются немецкие властители в рассказе «Дело государственной важности». Рассказ «Поиски мятежников» направлен против системы шпионажа, организованной австро-венгерским правительством, опасающимся национально-освободительного движения. Дикость законов Австро-Венгерской империи осмеивается в рассказах «Австрийская таможня», «Наследство Шафранека», «По следам убийцы» и многих других.

Другая группа сатирических рассказов Гашека направлена против религии, против «святых» отцов церкви. Гашек разоблачает деятельность духовенства, убедительно показывает, что в основе ее лежит стремление к наживе. Таков его рассказ «Поп и мулла». Сатирой на религию является рассказ «Бунт арестанта Шейбы».

В ряде рассказов Гашек резко осуждает социальную несправедливость, угнетение бедных богатыми. Здесь показателен рассказ «История поросенка Ксавера». Пользуясь приемом контраста, Гашек противопоставляет беспечальное существование поросенка Ксавера, принадлежащего помещику, жизни сына бедняка, больного, оставленного без присмотра, так как его отец должен ухаживать за поросенком. Тема эксплуатации остро поставлена в «Юбилее служанки Анны».

Значительное число обличительных рассказов Гашека посвящено деятельности буржуазных партий. Система выборов, основанная на клевете, обмане и подкупе, показана в «Злоключениях избирателя», а также в рассказе «Как Цетличка участвовал в выборах». Продажность социал-демократических лидеров, их грязные сделки с другими партиями великолепно освещены во «Втором туре выборов в Вышеграде». Лидеры буржуазных партий осмеиваются в фельетоне «Д-р Карел Крамарж».

Во многих произведениях писатель высмеивает систему школьного образования, критикует школьных учителей, развращающих своих учеников. Злой сатирой на такого горе-учителя является образ учителя Швольбы («Родители и дети»).

Среди произведений Гашека нельзя не отметить его фельетоны, написанные на русском языке. Они создавались в суровые годы гражданской войны в России и посвящены актуальным событиям [262] того времени. В фельетоне «Из дневника уфимского буржуя» автор высмеивает панические слухи, распускаемые о коммунистах и о Красной Армии. Разоблачению спекулянтов посвящен фельетон «Об уфимском разбойнике, лавочнике Булакулине». Ярослав Гашек вскрывает реакционную роль духовенства, находящегося на службе у белых. Христовы воители во имя бога устраивают погромы, убивают беззащитных, но бегут от Красной Армии («Дневник попа Малюты»). В фельетоне «Англо-французь! в Сибири» он едко высмеивает английских и французских журналистов, распространяющих клевету о Советской республике.

Рассказы Гашека невелики по объему. Многие из них написаны от первого лица - участника или свидетеля происходящих событий. Писатель часто употребляет прямую речь, что является одним из характерных приемов его повествования. В рассказах много действия и сравнительно мало описаний. Редко встречаются пейзажные зарисовки. Среди сатирических средств, употребляемых автором, распространенным является прием пародии. Высмеивая то или иное событие, Гашек пародирует стиль, форму, жаргонные обороты речи. Блестящим образцом пародии может служить его рассказ «Осиротевшее дитя и его таинственная мать», в котором пародируются слащавые слезливо-сентиментальные истории, печатавшиеся в периодической печати. Гашек часто прибегает к гротеску, не боится преувеличений. Гиперболизм и фантастика в его рассказах способствуют выявлению жизненной правды.

Крупнейшим произведением Гашека является роман «Похождения бравого солдата Швейка». К образу Швейка Гашек обращался в своих более ранних произведениях. Еще в 1912 году в Праге вышла повесть «Бравый солдат Швейк перед войной», в которой рассказывается о Швейке, проходящем военную службу в австрийской армии около итальянской границы.

Уже здесь писатель, рисуя образ своего героя, намечал его характерные черты. Швейк - весельчак, приказы начальства он выполняет неукоснительно и буквально: вплоть, например, до того, что, когда ему приказывают «лететь ко всем чертям»,- он с честью выполняет и это поручение.

В этих произведениях преобладал комизм ситуаций. Необыкновенные приключения Швейка не раскрывали жизненно важных явлений австрийской действительности.

В годы первой мировой войны Гашек снова обращается к образу Швейка.

Писатель публикует в выходившей в Киеве чешской газете «Чехословак» повесть «Бравый солдат Швейк в плену». В ней больше критики в адрес Австро-Венгерской империи. И в третий раз Гашек берется за эту тему в 20-е годы. Действие романа «Похождения бравого солдата Швейка» развертывается перед первой мировой войной и в начале войны.

Образ Швейка дается в развитии. С первых страниц романа Швейк предстает перед нами человеком хитрым, но недалеким, [263] любящим рассказывать истории и анекдоты. Ему не чужды заблуждения, характерные для чешского мещанства той поры. Он, например, верноподданнически настроен к австрийскому императору.

Однако по ходу действия характер претерпевает значительные изменения. В высказываниях Швейка все чаще звучит народная мудрость, а поступки его не только отличаются изумительной находчивостью, но и способствуют обличению произвола и всевозможных злоупотреблений.

Для правильного понимания образа Швейка очень много дают статьи Ю. Фучика. Ю. Фучик подчеркивает, что Швейк - в первую очередь «тип критический», что образ его помогает осмеянию понятий буржуазного мира, его устоев и морали. Вместе с этим Фучик указывает, что Швейк - тип общественный, а не книжный, и видит заслугу Гашека в том, что он сумел гениально разглядеть этот тип в жизни и поместить в такую обстановку, в которой проявились основные черты его характера. А эти черты во многом помогают понять его как человека из народа. «Швейк - плоть от плоти народа... он сын улицы, которая хорошо понимает, каких перемен следует ожидать и как полезно подрывать все старое, чтобы поскорей настало новое». Связь Швейка с народом, с жизнью определяет огромное значение его образа. Швейк - не революционер. Он, как говорит о нем Фучик, «тип маленького, нереволюционного, полупролетаризованного провинциала, который встречается на войне лицом к лицу с капиталистической государственной машиной. Он поражен и дезориентирован тем, что ему преподносится как государственная необходимость». Но Швейк полон народного здравого смысла. И этот здравый смысл не хочет мириться с навязанной ему ненужной войной, с теми нелепыми порядками, которые установило государство. Чтобы доказать мракобесие существующего режима, Гашек прибегает к оригинальному художественному приему. Он заставляет Швейка буквально выполнять все многочисленные приказы, законы и постановления и тем выявляет абсурдность порядков Австро-Венгерской империи.

Гашек заставляет Швейка рассказывать бесконечные истории. Чаще всего это рассказы о необыкновенных происшествиях, оканчивающиеся неожиданным, нелепым финалом. Назначение этих историй - выяснить, подчеркнуть нелепость происходящих подлинных событий. Заставляя действовать своего героя подобным образом, Гашек превращает образ Швейка в оружие сатиры, зло обличающей гнет и насилие ненавистной монархии.

Если поведение Швейка вначале, как указывает Фучик,-«самозащита против неистовства империализма», то затем эта защита перерастает в нападение. «Своей пародией на послушание, своей простонародной шуткой Швейк подрывает с таким трудом создаваемую реакционерами силу их власти, он, как червь, точит реакционный строй и вполне активно - хотя не всегда вполне сознательно- помогает ломать здание гнета и произвола». Советская [264] и зарубежная критика не случайно сопоставляют «Похождения бравого солдата Швейка» с выдающимися эпическими произведениями эпохи Возрождения, с романами Рабле и Сервантеса. Их роднит присущая им народность, выразившаяся в народных образах, в стихии народного смеха, в отражении народного сознания. Гашеку удалось создать неумирающий образ Швейка, который вобрал в себя народную мудрость.

В то же время в романе представлен широчайший политический фон, создана галерея лиц, являющихся типичными представителями прогнившего императорского режима.

Необыкновенно красочно нарисованы бездушные врачи-чиновники. Зловещее впечатление производит образ старшего военного врача Баутце. «Это был неумолимый человек, видевший во всем жульнические попытки избавиться от военной службы - от фронта, пуль и шрапнелей. Известным его выражением было: «Весь чешский народ - банда симулянтов». За десять недель своей деятельности он из одиннадцати тысяч граждан десять тысяч девятьсот девяносто девять признал симулянтами и поймал бы на удочку и одиннадцатитысячного, если бы последнего не хватил удар в тот самый момент, когда доктор на него заорал: «Повернитесь!»- «Унесите этого симулянта», -сказал Баутце, когда удостоверился, что тот умер».

Злому осмеянию подвергается в романе религия. Ее представителями выступают фельдкураты Отто Кац, Лещина и Мартинец. Необыкновенно выразительна фигура Отто Каца, пьяницы и игрока, который проигрывает своего денщика Швейка в карты. Множеством лиц представлено австрийское командование. «Болваном, достойным преклонения» выступает полковник Фридрих Краус фон Циллергут, который был так глуп, что офицеры еще «издалека старались обойти его на улице...» Но наряду с глупостью полковник отличается садистской жестокостью. «К чему возить сюда пленных? - брюзжал он. - Перестрелять их всех без пощады! Плясать среди трупов! А в Сербии сжечь всех до последнего, и военных и невоенных. Детей прикончить штыками». Не менее колоритны фигуры генерал-инспектора, любимым коньком которого является организация отхожих мест, полковника Шредера, больше всего боящегося попасть на фронт, генерал-майора Цварцбурга, запрещающего солдатам думать.

Ничуть не лучше и низший офицерский состав. Вот подпоручик Дуб, злобствующий бюрократ, формалист и склочник. Под стать ему и кадет Биглер.

В жанровом отношении «Похождения бравого солдата Швейка»- сатирическая эпопея, разоблачающая «лоскутную» Австро-Венгерскую монархию с ее произволом, дикими порядками.

1 См.: Никольский С. В. Две эпохи чешской литературы. М., 1981; Бернштейн И. Место в мире.-Вопросы литературы, 1982, № 1, с. 24, и др.

Неумирающее значение романа Гашека и заключается в сатирическом [265] освещении социального зла, а также в его гуманности, чела вечности, антивоенной направленности. Гашека справедливо считают одним из основоположников социалистического реализма Чехословакии. Он не только с передовых идейных позиций критиковал буржуазный правопорядок, но и показывал окружающую действительность в ее развитии, намечая правильную перспективу будущего. 5

Палитра Гашека отличается густыми, яркими красками. Писатель любит прибегать к преувеличениям, к гротеску. Язык романа- яркий, сочный, изобилующий пословицами, поговорками, на родными выражениями. В нем богато представлена чешская народная речь.

Карел Чапек (1890-1938). Карел Чапек был великолепным сатириком, остро критиковавшим пороки буржуазного общества Он прославился также как автор социально-фантастических произведений, в которых он развивал традиции признанных мастеров фантастики. Карел Чапек родился в небольшом городе Малые Свитоневицы, в семье врача. Он учился в гимназии, после чего изучав философию в Парижском, Берлинском и Пражском университетах. Начало его литературной деятельности относится к 10-м годам, когда в газетах и журналах стали появляться его рассказ очерки, статьи.

Первые значительные произведения Чапека - это сборники рассказов «Распятие» (1917) и «Мучительные рассказы» (1921). Он свидетельствуют о сложном, противоречивом мировоззрении писателя. Рассказы проникнуты настроением безысходности и отчаяния. Герои рассказов - измученные, отчаявшиеся люди, не находящие себе места в жизни.

Вслед за рассказами Чапек пишет драму «Р.У.Р. Россумские универсальные роботы» (1920), принесшую ему мировую известность. Она была переведена на многие языки и с большим успехов шла на сцене театров различных стран. В драме «Р. У. Р.» ставятся важные вопросы, связанные с существованием человечества, с развитием техники в условиях капиталистического общества. «Признаюсь,- писал Чапек,- что к написанию этой пьесы меня побудила ее фабула, особенно те два акта, где горсточка людей ожидают смерти с высоко поднятой головой; человеческий героизм - моя излюбленная идея, и он, собственно, и привлек меня к этому сюжету».

Сложная тематика пьесы облечена в оригинальную форму. По жанру «Р. У. Р.» принадлежит к социально-фантастическим произведениям, т. е. к тому жанру, который становится в дальнейшей одним из главных в творчестве Чапека.

Существенной чертой пьесы является ее антикапиталистическая направленность. Ученый Россум открывает химическое соединение, имеющее все качества живой материи. Его племянник - инженер Россум, преследуя цели бизнеса, начинает массовое производство искусственных людей - роботов. Роботы - это машины [266] созданные для работы, они лишены чувств, но они могут бесконечно много работать, производя огромное количество товаров. Их труд выгоднее труда рабочих. И вот предприниматели всего мира приобретают роботов, а рабочих выкидывают на улицу.

Автор устами героини пьесы Елены возмущается действиями предпринимателей, показывает, как в условиях капиталистического общества наука превращается в средство для добывания денег, как выдающиеся научные открытия используются для "эксплуатации и угнетения. Чапек подчеркивает, что буржуазное общество неотвратимо порождает войны и кризисы. Созданное писателем слово «робот» получило признание во всем мире как синоним искусственного, механического человека. Но наряду с несомненными достоинствами драма свидетельствовала и о противоречиях в мировоззрении Чапека.

С одной стороны, автор восхищается разумом человечества, творческими способностями людей, достижениями науки и техники, справедливо усматривая основу их в трудовой деятельности человека, в его способности к созиданию. Но, с другой стороны, Чапек считает, что в природе человеческой заложены те противоречия, которые характеризуют эксплуататорское общество. Всегда будут существовать несправедливость и социальное зло, ибо они зависят не от социального строя, а от самого человека. «...Ход истории определяют не великие идеалы, а мелкие потребности всех порядочных, умеренно-хищных, эгоистичных людишек, то есть всех вообще»,- говорит один из персонажей пьесы «Р. У. Р.». «Надо убивать и властвовать, если хочешь быть, как люди»,- подкрепляет эту мысль робот Дамон.

В пьесе Чапека человечество приходит к своему концу. Обученные владеть оружием, роботы поднимают восстание против людей. Население земли оказывается уничтоженным. Но в роботах пробуждается человеческое сознание. Роботы станут людьми и на новом этапе будут продолжать историю человечества. Таким образом, в драме заложено зерно идеалистической идеи круговорота истории, идеи, которая опровергается жизнью.

Противоречиями отмечены и последующие произведения Чапека. В романах «Фабрика абсолюта» (1922) и «Кракатит» (1924) он продолжает критику буржуазного общества, но вместе с этим отрицает идею равенства людей, считает, что невозможно изменить социальную структуру общества.

Помимо художественных произведений, Чапек в начале 20-х годов выпускает несколько публицистических книг. К их числу относятся «Итальянские письма» (1923) и «Письма из Англии» (1924). Написанные в очерковой форме, они знакомили читателей с бытом и нравами Италии и Англии, где побывал писатель. В «Письмах из Англии» содержится много верных наблюдений о жизни английской бедноты, о социальных контрастах, которые бросались в глаза автору. [267]

Новый этап в творчестве Чапека начинается с 1925 года и продолжается около десяти лет. В книгах новелл «Рассказы из одного кармана» (1929) и «Рассказы из другого кармана» (1929) он остроумно высмеивает мир мещанства, мир чиновников, судей, министров.

В романе «Гордубал» (1933) раскрывается драма крестьянской семьи, осложненная мучительными переживаниями героев. Продолжением его явились романы «Метеор» (1934) и «Обыкновенная жизнь» (1934), объединенные с первым общей философской концепцией об относительности человеческого познания. Но несмотря на то что некоторые из этих произведений обладали несомненными достоинствами, они отличались от предшествующих книг Чапека: в них ослаблена критика буржуазного общества.

Значительные изменения в мировоззрении Чапека происходят в середине 30-х годов. После прихода Гитлера к власти в Германии, после того как усилилась угроза существованию Чехословакии и над человечеством нависла тень второй мировой войны, Чапек активно включается в антифашистское движение. В эти годы он создает свои лучшие книги - роман «Война с саламандрами» (1936), пьесы «Белая болезнь» (1937) и «Мать» (1938).

«Война с саламандрами» - это социально-фантастическое произведение, являющееся блестящей сатирой на буржуазное общество, на события международной жизни 30-х годов. В сюжетном построении роман несколько напоминал драму «Р. У. Р.».

Капитан Вантох, главный герой романа, чех по национальности, плавающий в южных морях, обнаруживает особый вид саламандр, обладающих необыкновенными способностями. Они быстро усваивают навыки к труду, способны понимать человеческую речь и выполнять приказания людей: саламандры живут под водой, но по ночам выходят на сушу, где совершают свои ритуальные танцы.

Капитан Вантох входит в контакт с капиталистом Боцди для организации компании по эксплуатации саламандр. На основе этой компании позднее возникает саламандровый синдикат. Люди используют саламандр для добычи жемчуга, для всякого рода подводных работ: чистки гаваней, сооружения молов, дамб, искусственных островов и т. д. Вокруг саламандр начинается ажиотаж. Описание этого ажиотажа является злейшей сатирой на хищнические законы современного капиталистического общества. Огромный размах приобретает торговля саламандрами, дающая колоссальные барыши. При перевозке саламандры гибнут, как гибли в свое время негры на невольничьих кораблях. На «диких» саламандр организуются облавы.

Как и в драме «Р. У. Р.», Чапек развертывает в романе тему возмездия, которое постигает человечество. Научившись владеть оружием, саламандры перестают подчиняться людям. Из подводных глубин они бурят сушу, в результате чего острова, материки оказываются под водой. Вскоре почти весь земной шар превращается [268] в сплошной океан, из которого кое-где высовываются горы. На них спасаются немногие уцелевшие люди. Наступление саламандр на человечество представляет собой сатирическое отражение нарастающей фашистской угрозы.

Одно из самых больших достоинств книги Чапека - злейшее осмеяние германского фашизма. Писатель рассказывает, например, о том, как немецкие ученые начали изучать саламандр с точки зрения расовой теории. «Германская печать начала усердно заниматься балтийской саламандрой. Решающее значение придавалось тому обстоятельству, что именно под влиянием немецкой среды эта саламандра превратилась в особый и притом высший расовый тип... Германская печать с презрением писала о дегенеративных средиземноморских саламандрах, вырождающихся физически и морально, о диких тропических саламандрах и вообще о низших, варварских и звероподобных саламандрах других .наций...»

Германии необходимы поэтому новые обширные берега, необходимы колонии, необходимы открытые моря, «чтобы повсюду в немецких водах могли развиваться новые поколения расово-чистых, первичных немецких саламандр».

Среди саламандр появился Верховный Саламандр, диктатор, который посылает ультиматумы людям. Этот Верховный Саламандр- человек. Его настоящее имя-Андреас Шульце, во время мировой войны он был фельдфебелем. Современники Чапека прекрасно понимали, что речь идет о Гитлере.

В главе «Конференция в Вадузе», на которой западноевропейские страны отдают саламандрам Китай, Чапек прозорливо предрек мюнхенский сговор, в результате которого Англия и Франция отдали Чехословакию на растерзание Гитлеру. В жгучей злободневности, в осмеянии фашизма и заключалось значение романа Чапека. В жанровом отношении «Война с саламандрами» была написана в традициях социально-фантастического романа.

Чапек - реалист. Но один из его приемов - обращение к фантастике. Фантастика не имеет для него самодовлеющего значения: при помощи ее он раскрывает противоречия окружающей жизни, а также знакомит нас с достижениями науки и техники, говорит о будущих открытиях. Фантастика Чапека носит социальный характер. Писателя интересует не столько вопрос о том или ином научном открытии, сколько о его влиянии на судьбы людей.

Чапек пользуется разнообразными приемами иносказания, пародии, карикатуры, иронии. Многие главы имеют публицистический характер. Вместе с фантастикой значительную роль играет и бытовой элемент. Повседневный быт «маленьких» людей, правдиво отраженный Чапеком, усиливает роль фантастики и в то же время является ей противовесом. Так, в «Войне с саламандрами» фантастическому миру саламандр противопоставлен мир швейцара Повондры с его распорядком дня, семейными будничными заботами. С одной стороны, фантастика и романтика южных морей, [269] с другой - знакомая Прага, Повондра, удящий рыбу и размышляющий о своих внуках.

Достойным завершением творческого пути писателя явилась пьеса «Мать». В ней Чапек приветствует героическую борьбу за национальную независимость. Писатель не называет страну, в которой живет вдова и ее сыновья. Эта семья является своего рода символом: такая семья может быть в любой стране. Отец погиб на войне, старший сын посвятил свою жизнь медицине и умер в тропической стране от лихорадки. Второй сын, летчик, также погибает. Двое младших во время гражданской войны сражались и были убиты в противоположных лагерях. У матери остался только один сын - Тони, тихий, задумчивый мальчик.

Образ матери вырастает в символ извечной материнской любви. Мать надеется, что ей удастся удержать около себя последнего сына. Но на страну, в которой они живут, вероломно нападают враги. И когда мать слышит, что враги безжалостно убивают детей, что вражеские летчики сбрасывают бомбы на школы, она срывает со стены винтовку и сама протягивает ее Тони.

Так Чапек после длительной полосы заблуждений и колебаний пришел к мысли о необходимости борьбы с агрессией. Видя растущую угрозу со стороны фашистской Германии, чувствуя, что над его родной страной сгущаются тучи, Чапек вложил в пьесу всю свою горячую любовь к родине. Пьеса проникнута страстным призывом к защите родной страны. Образ матери сливается с образом родины. Так Чапек завершил свой путь на позициях воинствующего гуманизма, призывая к победе.

Юлиус Фучик (1903-1943). Имя Юлиуса Фучика известно во всем мире. Оно стало символом беззаветного служения родине й человечеству, символом оптимизма, огромной любви к людям и веры в них. «Люди, я любил вас! Будьте бдительны!» - и ныне эти слова Фучика зовут к борьбе с реакцией, являются грозным напоминанием о бесчисленных злодеяниях фашизма.

Юлиус Фучик родился в Праге, в семье рабочего-токаря. Рано обнаружились его литературные способности. Еще будучи учащимся реального училища, он выпускает рукописные журналы, а с пятнадцати лет начинает сотрудничать в периодической печати.

Поступив на философский факультет Пражского университета, Фучик активно участвует в общественной и политической жизни. В 1921 году он вступает в ряды Коммунистической партии Чехословакии. С этого момента и до конца жизни деятельность его неразрывно связана с коммунистическим движением. В 20-е годы Фучик редактирует журналы «Авангард» и «Творба», сотрудничает в центральном органе КПЧ - «Руде право». В журналах и газетах печатаются его многочисленные очерки и статьи на политические и литературные темы.

В 1930 году Фучик во главе рабочей делегации направляется в Советский Союз. Ввиду отказа чехословацкого правительства [270] выдать визу на выезд, делегатам пришлось нелегально переходить границу. Находясь в Советском Союзе, Фучик побывал в Средней Азии, Ленинграде, Москве и многих других местах. По возвращении в Чехословакию он написал книгу «В стране, где завтра означает уже вчерашний день» (1932), в которой он рассказал о том, что увидел в СССР.

В 1934-1936 годах Фучик снова побывал в Советском Союзе как корреспондент «Руде право». После оккупации Чехословакии немецко-фашистскими войсками, когда компартия ушла в подполье, Фучик перешел на нелегальное положение. В 1941 году он был избран в состав Центрального Комитета. В течение двух лет он успешно руководил подпольной коммунистической печатью: издавал журналы, редактировал газеты, писал статьи. Предательство прервало его большую работу. В апреле 1942 года Фучик был арестован и заключен в тюрьму. Больше тринадцати месяцев пробыл он в гестаповских застенках в ожидании смертного приговора. Гитлеровские палачи подвергали его мучительным пыткам. Фучик умер, как и жил, настоящим большим человеком, коммунистом.

Литературное наследие Фучика очень разнообразно. Уже в 20-е годы он принимает активное участие в ожесточенной литературной борьбе, развернувшейся вокруг творчества крупнейших чешских литераторов. В статьях «Тенденция пролетарской поэзии», «Книга поколения», «Ликвидация культа Волькера» Фучик выступает в защиту молодой пролетарской поэзии, осуждает эстетские индивидуалистические стремления буржуазных поэтов.

Из молодых чехословацких поэтов Фучик выделяет Иржи Волькера. Он полемизирует с буржуазными критиками, называвшими Волькера «интимным», «альбомным» поэтом и отказывавшими ему в общественном значении. Для Фучика Волькер - поэт, который пришел к сознательному служению революционной коммунистической партии, поэт, который «поставил перед собой задачу соединить литературное дело с делом пролетариата».

В статье «Война со Швейком» Фучик принимает участие в полемике, развернувшейся в чешской журналистике вокруг образа Швейка. В ней он дает правильное объяснение этого замечательного образа, созданного Я- Гашеком. Фучик высмеивает буржуазных критиков, требующих конфискации романа Гашека. «Это было бы весьма бесполезное мероприятие»,- указывает он. Уже тогда Фучик верно предугадывал, что «Бравый солдат Швейк» «...станет когда-нибудь хрестоматийным произведением, и преподаватели истории будут на нем демонстрировать разложение класса буржуазии и буржуазной армии, которая была ее последним козырем».

Во многих статьях Фучик говорит о творчестве Карела Чапека. Критикуя писателя за слабые стороны его мировоззрения, он вдумчиво анализирует его произведения. Особенно он выделяет гуманизм Чапека, указывая в то же время, что именно за это [271] писатель подвергался жестоким нападкам со стороны буржуазных критиков.

Интересные мысли содержит статья «Как писали в Чехии в разные времена». Направленная против реакционной цензуры, статья раскрывает подлинный смысл эзоповского языка. На ряде конкретных примеров Фучик убедительно показывал, что у каждого видного чешского писателя были «осложнения с цензурой». Называя имена Яна Коллара, Челаковского, Боровского, Фучик делал вывод о том, что притеснение печати не оправдывало ожиданий притеснителей: оно не могло подавить правду. К чешским писателям прошлого обращается Фучик в статьях «Над сказками Эрбена», «Борющаяся Божена Немцова». И здесь он подчеркивал мысль о том, что нельзя уничтожить стремление к свободе, нельзя закрыть дорогу правде. Он потому считает Божену Немцову основоположницей современной чешской прозы, что она была революционеркой слова, женщиной «с прекрасным человеческим сердцем мятежника и с судьбою борца».

Литературно-критические статьи Фучика имели большое значение для развития чешской литературы. Связывая прошлое с настоящим, они звали к борьбе с реакцией, прокладывали пути для прогрессивных писателей.

Наряду с литературными статьями большой интерес представляют статьи и очерки Фучика на политические темы. Они посвящены стачкам и забастовкам чехословацких трудящихся («Бой на севере»), разоблачению произвола властей и защищающих его буржуазных журналистов («Пятерых одним выстрелом»), содержат острую критику социал-демократов («Не вы ли это, доктор Мейсснер!»).

Возмущение и негодование звучат в статье «100 000 килограммов под водой». В то время как в стране царит безработица, когда дети и женщины просят на улицах милостыню, по приказанию властей было выброшено в воду сто тысяч килограммов зерна.

Многие статьи Фучика направлены против фашизма. Непосредственным откликом на франкистский мятеж в Испании явились его статьи «Против реакции», «Солидарность с испанским народом», «Бдительность!». Призывая к отпору фашистским мятежникам и их немецким покровителям, Фучик неустанно повторяет, что испанские события касаются всех честных людей, потому что это борьба за мир, борьба народного фронта мира против фашистского фронта войны.

Призыв к борьбе, призыв к единению всех сил с еще большей силой зазвучали в статьях Фучика, написанных после Мюнхенского соглашения и последующей оккупации Чехословакии.

Так, в статье «Уважайте свой народ» Фучик говорит о том, что чешский народ не сломлен, хотя его и предали, что он не утратил мужества и надежд на лучшие времена, «а в нынешние тяжкие годы это высокие и достойные уважения качества». [272]

В «Открытом письме министру Геббельсу», распространенном как подпольная листовка, Фучик говорит о том, что немецкие фашисты пытались внести раскол в движение Сопротивления, но не преуспели в этом. Они тщетно пытались привлечь на свою сторону чешскую молодежь. Старались снискать расположение рабочих, но нацистские агенты не успевали удирать с фабрик и заводов. Тогда они попытались привлечь на свою сторону интеллигенцию. От лица всей чешской интеллигенции Фучик говорит Геббельсу:

«Мы, чешские музыканты, артисты, писатели, инженеры, мы, кому насильно закрыла рот ваша цензура, мы, чьи руки связаны вашим террором, мы, чьи товарищи испытывают нечеловеческие страдания в ваших тюрьмах и концентрационных лагерях.

Мы, чешская интеллигенция, отвечаем вам, министр Геббельс!

Никогда - слышите вы? - никогда мы не изменим революционной борьбе чешского народа, никогда не пойдем к вам на службу, никогда не будем служить силам мрака и порабощения!»

В особом выпуске «Руде право», вышедшем в январе 1942 года, Фучик напечатал большую статью «Под знаменем коммунизма», явившуюся блестящим образцом революционной публицистики. Он с гордостью писал, что из всех партий Чехословацкой республики только одна-единственная осталась партией и сражается в эти тягчайшие для народа времена. Это - Коммунистическая партия! Верой в лучшее будущее, бесконечным оптимизмом пронизана его статья. «Ныне, в дни беспощадной борьбы, - писал он,- когда полыхают огни войны, мы не менее ясно видим перспективу подлинного спокойствия и настоящего, прочного мира, ясно предвидим расцвет и счастье свободных народов Европы и всего земного шара, видим нарождающийся новый мир».

В особую группу следует выделить репортажи и очерки Фучика о Советском Союзе («В стране, где завтра означает уже вчерашний день»). Фучика поражает трудовой подъем, энтузиазм народных масс в СССР. Преклоняясь перед ленинским гением, Фучик в статье, посвященной В. И. Ленину, отмечает, что ленинизм в Советском Союзе продолжает жить полной жизнью, что идеи его получили огромное распространение во всем мире.

В своих репортажах Фучик рассказывал о Московском метро («Краткая история Московского метро»), о промышленном и культурном строительстве в Средней Азии («Среднеазиатская экзотика») , о совхозах («Совхоз у Самары») и о многом другом, что он увидел у нас. Статьи Фучика опровергали лживые вымыслы буржуазных журналистов, рассказывали правду о Советском государстве.

Наиболее значительное произведение Юлиуса Фучика - его знаменитый «Репортаж с петлей на шее». Он написан был в фашистской тюрьме. В это время Фучик подвергался бесчеловечным пыткам и ожидал смертного приговора. Его тюремным надзирателем был чех по национальности А. Колинский. Он приносил [273] Фучику бумагу и карандаш, а исписанные листки тайком выносил из тюрьмы. Жена писателя, Густа Фучикова, находившаяся а заключении а концентрационном лагере, после освобождения встретилась с Колинским. Ей удалось собрать тюремные записки мужа, спрятанные у разных людей. Их она и издала отдельной книгой в 1946 году «Репортаж с петлей на шее» - это замечательное произведение, знакомящее нас с антифашистской борьбой в оккупированной Чехословакии, раскрывающее огромную внутреннюю силу, стойкость и бесстрашие участников этой борьбы - коммунистов.

Фучик рассказывает о том, как, занимаясь партийной работой под именем учителя Горака, он был арестован гестаповцами.

Рассказывая о себе, о своем аресте, писатель одновременно ведет повествование о тех людях, которые были рядом с ним, с которыми ему пришлось встретиться. Фучик воспел необыкновенную силу воли подпольщиков, их исключительное мужество, веру в правоту своего дела.

Тема тюремного товарищества раскрывает новые качества узников-антифашистов, в новом свете рисует их характеры.

Вот яркий образ «папаши» - шестидесятилетнего учителя Иозефа Пешека. «Ночами он бодрствовал надо мной и белыми холодными компрессами отгонял подходившую смерть,- пишет Фучик.- Он самоотверженно удалял гной из моих ран и ни разу не подал вида, что слышит гнилостный запах, исходивший из тюфяка. Он стирал и чинил жалкие лохмотья рубашки, которая стала жертвой первого допроса, а когда она окончательно развалилась, натянул на меня свою. Рискуя получить взыскание, он принес мне маргаритку и стебелек травы, сорвав их во дворе во время получасовой утренней прогулки. Когда меня уводили на новые допросы, он провожал меня ласковым взглядом, а когда я возвращался, прикладывал новые компрессы к моим новым ранам. Он ждал моего возвращения с ночных допросов и не ложился спать, пока не укладывал меня, заботливо укрыв одеялом». Несмотря на то что люди находятся в тюрьме и ждут смерти, их сердца проникнуты духом борьбы, уверенностью в грядущей победе.

Так, заключенные отмечают день 1 Мая своеобразной маевкой: они имитируют удары молотом и серпом: «Чуточку воображения - и товарищи поймут: серп и молот».

Фучик часто делает отступления. Временами он возвращается к прошлому, пытается объяснить причины своего ареста и ареста других. Отдельные главы его книги являются художественными рассказами о соратниках. Необыкновенным лиризмом, огромной нежностью проникнуты высказывания писателя о жене Густе, боевом друге его суровой жизни.

Не все находили мужество быть до конца верными своему долгу. Тяжелые испытания фашистской тюрьмы оказывались не под силу слабовольным людям. Этих испытаний не выдерживает [274] связной Фучика - Мирек, арестованный одновременно с ним. Он выдает явки, имена товарищей, расшифровывает захваченные бумаги. Мирек становится предателем.

Но таких, как Мирек, было ничтожное меньшинство. Большинство походило на Елинеков, на связную Фучика - молоденькую девушку Лиду, выдержавшую пытки.

Писатель воссоздает отталкивающие образы гестаповцев Зандера, Фридриха, Иозефа Бема.

В «Репортаже» создана целая галерея тюремных надзирателей. В то время как в камерах заключенные связаны между собой чувством дружбы, надзиратели живут в атмосфере предательства, слежки, доносов. Среди них тоже встречаются разные люди. Вот надзиратель по кличке «Самаритянин», заменявший тюремного фельдшера. Это отъявленный нацист, выбивающий зубы заключенным и заставляющий их глотать полную ложку соли или песку как универсальное средство от всех болезней. Смесью убожества, трусости, чванства и жестокости является надзиратель Витан. Но не все надзиратели - нацисты и палачи. И среди них встречаются люди, взявшееся за эту работу, чтобы помочь заключенным. Таков полицейский Ярослав Гора, человек прекрасной, чистой души. «Наш» - так называет его Фучик.

Большими мастерами подпольной работы в тюрьме являются коридорный дядюшка Скоршепа (из заключенных) и Адольф Колинекий, чех, который выдал себя за немца, чтобы попасть в надзиратели, и который помог Фучику написать книгу.

Последние страницы репортажа посвящены работе подпольного ЦК Коммунистической партии Чехословакии, членом которого был Фучик. Рассказывая о партийной работе в условиях фашистского террора, автор подчеркивает несокрушимость партии. Падал боец, но на его место становились двое, трое.

Отличительными чертами «Репортажа с петлей на шее» является необыкновенная искренность его, лиризм, пронизывающий все произведение. Очень просто, без всякой позы или рисовки ведет Фучик свойг рассказ. В нем звучит неистребимая любовь к жизни, к людям. Всегда, в любых условиях, в жизни и на пороге смерти, Фучика не покидало чувство уверенности в правоте своего дела, в неминуемом поражении фашизма, в грядущей победе коммунизма. Все это делает «Репортаж с петлей на шее» подлинно героическим произведением, книгой, имеющей непреходящее значение, занимающей важное место среди произведений социалистического реализма в чехословацкой литературе.

 

 

ЛИТЕРАТУРА БОЛГАРИИ

Обострение социальных противоречий в ходе первой мировой войны, разгром Болгарии, воевавшей на стороне германского империализма, Октябрьская революция, Владайское восстание 1918 года, а особенно Сентябрьское восстание 1923 года и последующей антифашистская борьба обусловили дальнейшее размежевание идейных лагерей, острую борьбу демократических и реакционных сил в болгарской литературе. Подъем освободительной борьбы и глубокое влияние Октябрьской революции служили основой бурного развития революционной литературы. В это время в Болгарии активно выступают критики-марксисты Г. Бакалов и Т. Павлов, пролетарский поэт Д. Полянов, молодые революционные поэты X. Смирненский, Г. Милев, X. Радевский, М. Исаев, Н. Вапцаров, а затем и прозаики К. Белков и Г. Караславов. В развитии революционной литературы значительную роль сыграли теоретический журнал Болгарской коммунистической партии «Ново време», сатирический журнал «Червен смях» («Красный смех», 1919-1923), журнал «Наковальня» (1925-1932), издававшийся Бакаловым, и газета «РЛФ» (Революционный литературный фронт). Они вели борьбу за революционную литературу, марксистско-ленинскую эстетику и новый художественный метод.

Возникновению метода социалистического реализма в болгарской прозе и поэзии содействовало наличие у болгарской литературы богатых революционных традиций, образование в Болгарии Коммунистической партии, распространение марксизма, влияние молодой советской литературы. Процесс происходил постепенно. Вначале в революционной литературе сильнее были пафос разрушения старого мира, критика капитализма, тогда как утверждение идей социализма и идеалов будущего художественно воплотилось позже; вначале новаторство понималось не всегда правильно (недооценивалось литературное наследство), только с середины 30-х годов этот вопрос был осознан глубоко.

В 20-е годы развивается поэзия революционно-романтического характера. Социалистический реализм впервые оформился в творчестве Христо Смирненского (1898-1923), в его сборнике стихов «Да будет день!» (1922). Смирненский создал образ рабочего-революционера, борца-коммуниста. Этот образ в его поэзии вначале имел абстрактный, символический характер («Северный Спартак», «Пролетарий»), а затем приобрел жизненность и конкретность [276] (образ берлинского рабочего Иоганна, гибнущего на баррикадах). Позже новый творческий метод проявился и в прозе Смирненского, в его памфлетах («Хлеб и зрелище», «Босоногие дети», «Два мира»). Христо Смирненский все шире охватывал современную ему действительность, рисовал картины послевоенной разрухи, нищеты, голода, безработицы, дикой эксплуатации трудящихся. Он создал конкретные и яркие образы рабочих («Углекоп», «Рабочий»). Отрицая капитализм, он выразил глубокую уверенность в победе людей труда («Весна рабов», «Да будет день!»). Поэт в своем творчестве отразил рост революционности рабочего класса, обнаружил понимание его исторической роли; его поэзия вдохновляется социалистическим идеалом, отличается коммунистической партийностью («Рабочий», «Углекоп»).

Смирненский раскрывал мировое значение Октябрьской революции. Его стихам о Советской России свойствен революционно-героический пафос («Русский Прометей», «Советская Россия», «Красные эскадроны»). Образ «красных эскадронов», картину их неудержимого победного движения поэт изобразил вдохновенно и страстно:

На заре великой эры, сея искры новой веры,

в бой несутся эскадроны, взоры их грозой горят...

В этом образе поэт выразил восхищение болгарского народа героическим подвигом революционной России:

Ах, летите, эскадроны! 

Взор огромный, взор мильонов 

к вам надеждою прикован 

и огнем любви живым. 

Руки крепкие сплетая, 

о свободе мир мечтает, 

потрясен и очарован 

вашим кличем боевым.

В поэзии Смирненского многосторонне и ярко раскрывается идея интернационализма, идея международной солидарности рабочего класса. Поэт воспел не только Октябрьскую революцию. Он создал образы героев Парижской коммуны («Делеклюз»), вожде! немецкого рабочего класса («Карл Либкнехт», «Роза Люксембург»). Образ сознательного пролетария-борца стоит в центре его стихов. Особенность героя Смирненского - его неразрывная связь с народом.

Смирненский нередко пользовался образами-символами, свойственными революционной поэзии, вдохновляющейся идеями Октября, но в его поэзии назначение условных образов иное, нежели в поэзии символистов: они служили для него не средством ухода от жизни, а, напротив, средством яркого и сильного отклика на ее бурные события. Таков образ огня, охватывающего всю землю в стихотворении «Углекоп». Поэт идет к рабочим, чтобы быть вместе с ними в их героической борьбе.

Своеобразием стиля поэзии Смирненского является характерное для нее слияние лирического и эпического, романтического [277] и реалистического начал, большая эмоциональная взволнованность, широкие ораторские интонации, маршевые ритмы.

В лице Смирненского пролетарская литература Болгарии вступила в новый этап развития, основным отличием которого было формирование метода социалистического реализма. Смирненский оказал большое влияние на дальнейшее движение болгарской литературы. По его пути пошли многие писатели - Радевский, Исаев, Хрелков, Караславов, Белков.

Антифашистское восстание в сентябре 1923 года способствовало приближению писателей к жизни, освобождению многих из них от увлечения модернизмом, в частности экспрессионизмом, повороту их на революционный путь. Характерен путь Гео Милева (1895- 1925), казненного фашистами. Он автор революционной поэмы «Сентябрь» (1924), посвященной восстанию 1923 года. Ее героем является революционный народ, на сторону которого становится поэт и в победу которого он верит. Стиль его отличается широким эпическим размахом и напряженным драматизмом, динамичностью и революционно-романтическим пафосом. В основе композиции поэмы резкая социальная антитеза: фашистский террор (насилия, расстрелы) - революционная борьба народных масс. В поэме органически совмещаются две идейные линии: беспощадное обличение политической реакции, зверств фашистов и революционный пафос, поэтизация героики. Композиция поэмы и ее идейная сущность определяют в ней два стилевых пласта. С одной стороны, гневные оценочные эпитеты, уничтожающие отрицательные сравнения, символический образ черной ночи, с другой - патетика, торжественные интонации, динамизм ритмики, символические образы Солнца, Зари, Мая.

Центральное место занимает образ революционного народа - основного героя поэмы. Автор исторически правдиво изображает его: и как темную, грязную, голодную, изнуренную тяжким трудом массу, и как стихийно бунтарских, героических и отважных крестьян, рабочих, мастеровых.

В поэме выделяется лишь один персонаж - поп Андрей (действительно историческое лицо). Он пошел против старого мира, разорвал с религией; он стреляет не только по фашистам, но и по церкви.

Хотя народное восстание жестоко подавлено, поэма заканчивается выражением глубокой уверенности в победе народа:

Нам сентябрь будет Маем! 

Пусть воспрянут для свободы 

человеческие всходы, - 

И земля нам будет раем! Будет раем!

В поэме Милева, использующей художественный опыт революционных поэм Блока и Маяковского, проявились черты социалистического реализма: революционный пафос, образ восставшего народа, вера в его победу, обличение фашизма, [278]

Новый подъем антифашистской борьбы в 30-е годы выдвинул революционных поэтов: Христо Радевского (род. в 1903 г.), Младена Исаева (род. в 1907 г.), Николу Хрелкова (1894-1950) и Николу Вапцарова (1909-1942). Во многих стихах Радевского в центре образ партии и образ коммуниста, преданного партии и народу («Партии», «Партиец», «Две Болгарии»).

Бурное время предвоенных лет и второй мировой войны родило мужественную поэзию Николы Вапцарова, которая была высшей ступенью развития революционной литературы Болгарии. Его поэзия отразила величие, решительность и предельное напряжение революционной борьбы («Поединок»). Единственный сборник его стихов «Песни мотора» (1940)-страстная, героическая поэзия, вдохновленная любовью к родине и человеку. Она отличается ярко выраженной партийностью и подлинным интернационализмом (стихи об СССР и Испании). В центре поэзии Вапцарова стоит образ непоколебимого борца за народное счастье («Вера»), а мечта о светлом будущем составляет ее основной пафос («Построим завод») . Вера и мечта вдохновляли поэта в его героической антифашистской борьбе. 23 июля 1942 года поэт был расстрелян. Перед казнью на суде он с гордостью заявил:

«Я действовал с полным сознанием, что служу родине как верный ее сын. Не раскаиваюсь. Пощады не прошу». После смертного приговора он сказал своим боевым друзьям: «Выше голову, победа за нами!»

Вапцаров требовал от художника слова знания жизни и активного вмешательства в нее. Подлинный поэт, по его мнению, служит идее и словом и делом. В статье «О творчестве самых молодых» он писал: «Правильное отношение к действительности, к движущим силам нашего времени, бесспорно, должно лежать в основе современного искусства. Это аксиома». Вапцаров осмеивал ложную слащавую романтику, отвергал формализм. Он требовал показывать жизнь «без маски и без грима», говорить о муках народа и о его труде. Реализм он считал самым жизненным и самым совершенным искусством. Он был подлинным новатором и умел видеть суровую правду жизни и негаснущую в ней романтику, романтику борьбы и высокой мечты. Он верил:

Жизнь придет - прекраснее песни, 

Прекрасней весеннего дня.

Сила поэзии Вапцарова - в гневном отрицании мира угнетения и эксплуатации, в раскрытии закономерности протеста и борьбы за светлую и счастливую жизнь человечества. Борьбу рабочего класса он показывает в исторической перспективе («Земля», «Ботев»), говорит о ее преемственности («Мать») и ее будущих результатах. В стихотворении «История» поэт говорит от имени тех, кто делает историю и о ком история не говорит «нам на страницах запыленных». Страдания и мечты людей, создающих своим трудом [279] богатства, автор передал в стихах высокого пафоса. Народ, побеждающий суровую и жестокую жизнь,, требует от истории:

Так расскажи простою речью 

бойцам, идущим нам на смену, 

что мы за счастье человечье 

боролись храбро, неизменно.

Эпическая величественность, широкие философские обобщения, монументальная образность, лексика большого социально-исторического значения (история, события, века) и большого эмоционального содержания (человеческая драма, «наша мука», «наше страдание») , сильный ритм, напряженные интонации помогают поэту раскрыть идейную сущность произведения и создать образ народа - творца истории.

Тема преобразования жизни и прекрасного будущего - одна из основных тем поэзии Вапцарова. Советский Союз был для Вапцарова реальным воплощением его идеалов. В стихотворении «Пушкин» поэт рисует образ советского человека, который «имеет хлеб и гордость», мозолистой рукой «творит эпоху».

Поэзия Вапцарова - героическая поэзия. Он воспел революционную борьбу болгарского народа, борьбу испанских республиканцев, которым он посвятил замечательный цикл «Песен об одной стране». Используя стих испанского народного романса, его напевные интонации и национальный колорит, поэт создал стихотворения подлинного интернационализма и гуманизма. Герой лирики Вапцарова воплощает в себе духовную жизнь своего поколения, это высший тип борца и гуманиста, человек высоких стремлений, прекрасных порывов, больших чувств. Понимание неизбежности жертв, но и непреложности победы выражено поэтом в стихотворении, написанном перед смертью.

Поэзия Вапцарова получила мировое признание. Имя его стоит рядом с именами Гарсиа Лорки и Юлиуса Фучика.

В 30-е годы в болгарской литературе начинает развиваться и проза. В ней значительное место занимает творчество писателей социалистического реализма. Они отразили те революционные процессы, те социально-психологические сдвиги, какие происходили в те годы в среде народных масс. Особое значение имела проза Крума Велкова (1902-1960) и Георгия Караславова (род. в 1904 г.).

Роман Велкова «Село Борово» (1933)-широкая картина борьбы в период Сентябрьского восстания 1923 года. Писатель показывает рост классовых противоречий на селе, изменение сознания крестьянской бедноты.

Георгий Караславов как писатель и общественный деятель сложился в рядах Коммунистической партии Болгарии, в борьбе с фашизмом. Проза Караславова важна не только раскрытием процесса формирования революционного сознания у крестьянина-бедняка, [280] но и анализом психологии темного, забитого крестьянина, разоблачением кулака-стяжателя. В 1933 году Караславов напечатал повесть «Селькор». Ее герой - сельский батрак Димо. Писатель показал сложный и трудный путь прозрения героя. Димо постепенно приходит к пониманию сущности общественных отношений и становится сознательным борцом за право народа. Его вдохновляет Ленин, портрет которого он повесил у себя. В романах «Дурман» (1938) и «Сноха» (1942) Караславов создал реалистические картины жизни села. Идея обоих романов - разлагающее влияние собственничества на человеческую личность. Дурман в первом романе - символический образ темноты и дикости, разрушитель» ной силы собственничества. Писатель показал политическую обстановку времени экономического кризиса 1929-1932 годов, сложную борьбу, развитие острых социальных противоречий и возросшую роль партии «тесняков» (социал-демократической партии, ее левого крыла) в подъеме социального сознания трудового крестьянства (образ передового крестьянина Минчо Милева).

Большим творческим успехом Караславова был роман «Сноха», В нем автор нарисовал правдивую картину жизни болгарского села и социальных процессов в 30-е годы.

С начала второй мировой войны условия литературного творчества стали в Болгарии исключительно трудными. Прогрессивные писатели несмотря на преследования вели борьбу с фашизмом. Писатели-коммунисты были в подполье. Когда началась партизанская борьба, они стали в ряды партизан; многие из них погибли в этой борьбе. Бурное время 1941-1944 годов характеризуется развитием боевой антифашистской поэзии. В целом она ярче передает своеобразие этого трудного, славного и героического времени, раскрывает духовные силы народа и значение его борьбы, завершившейся при помощи советского народа победой над фашизмом.

 

 

ЛИТЕРАТУРА ПОЛЬШИ

Великий Октябрь положил конец более чем вековой зависимости Польши, создал условия для восстановления независимого польского государства. Однако реакция внутри страны и вне ее силой, демагогическими посулами добилась утверждения власти буржуазно-шляхетских верхов.

В обстановке острой классовой борьбы, забастовок, восстаний и бунтов, с одной стороны, и фашизации власти при Пилсудском и Рыдз-Смиглы - с другой, в польской литературе все более обнаруживалось положение конфронтации. На одном полюсе- литература буржуазная и объективно-связанный с ней модернизм (Ю. Каден-Бандровский, В. Шульц). На другом - литература демократическая, прогрессивная, литература критического реализма и литература пролетарская, одушевляемая социалистическими идеями. Именно реалистическая и демократическая литература в конечном счете определяла духовную атмосферу страны 20-30-х годов. Она дала яркие образцы большого искусства, выдвинула крупных художников слова, творчески развивавших лучшие национальные литературные традиции прошлого и закладывавших основы современной подлинно прогрессивной литературы (В. Броневский, Л. Кручковский, В. Василевская и др.).

Видное место в поэзии 20-х годов занимала литературная группа «Скамандр» (ее возникновение относится к 1916 г.), объединявшая поэтов, разных по своему мировоззрению, по своим эстетическим взглядам. Среди них были поэты, в то время консервативно настроенные (К.. Вежиньский и др.). и поэты, в целом находившиеся в оппозиции к существующей действительности, правдиво, нередко остросатирически воссоздающие ее типические стороны (Л. Стафф, Ю. Тувим, Я. Ивашкевич). Это привело в 30-е годы группы к расколу. И все же следует заметить, что творчество большей части поэтов объединения имело в основном прогрессивный характер и сыграло свою положительную роль в общественном и литературном процессе межвоенного периода.

Большое значение для польской литературы имеет многообразное наследие Юлиана Тувима (1894-1953) - одного из крупнейших польских поэтов первой половины XX столетия. Тувим прошел нелегкий путь идейно-творческих поисков. Влияние польской классической поэзии и стихов старшего современника [282] Л. Стаффа сочеталось в первых поэтических книжках Тувима с идейно-тематическими и художественными новациями, бунтарской, в сущности антибуржуазной, настроенностью. Гуманистические мотивы на первых порах проявлялись в поэтизация некоего абстрактного человека, в сочувствии «маленькому» человеку, в обличении обывательщины (сборники «Пляшущий Сократ»-1920, «Седьмая осень»-1922). В стихах-этих сборников сливаются лиризм, философская мысль, сатира, нередко тонкий психологизм. Постепенно гуманизм поэта приобретает социальную окраску. В конце 20-х - начале 30-х годов в условиях санационного режима* в поэзии Тувима, с одной стороны, нарастает трагизм его мироощущения, все более углубляющийся к концу третьего десятилетия, с другой же стороны, еще острее становится сатира, приобретающая социально-политическую остроту и гражданское звучание. Поэт не только развивает тему обличения мещанства, он клеймит правящие круги Польши, гитлеризм. Абстрактный гуманизм все более заметно уступает место гуманизму активному. Решительнее утверждается критико-реалистический метод поэта, демократический в своей основе. В лучших стихах Тувим достигает классической простоты, обновляет поэтический язык, сближаясь с народным творчеством. Пожалуй, полнее всего это нашло отражение в сборниках «Чернолесье» (1929), «Стихи о государстве» (1935), сатирической поэме «Бал в опере» (написанной в 1936 г.). Недаром на это время падают и многочисленные переводы на польский язык произведений русской и советской классики: В. Маяковского, оказавшего значительное воздействие на польского поэта, А. Безыменского, М. Светлова и др. Сентябрьская катастрофа 1939 года заставила Тувима уйти в эмиграцию. В мировоззрении и творчестве поэта военных лет происходит заметная трансформация. Тувим занимается политической деятельностью, включается в антифашистскую борьбу с реакционной эмиграцией, выступает против антисоветской политики польского эмигрантского правительства. Не оставляет он и литературной деятельности. На чужбине поэт упорно работает над поэмой «Цветы Польши».

* «Санация»-оздоровление; за «оздоровление» польская реакция выдавала фактическую фашизацию страны.

Из других поэтов, связанных с группой «Скамандр», приобретают известность Я. Ивашкевич, А. Слонимский, чье творчество получит развитие в послевоенной Польше.

В 20-30-е годы развивается и реалистическая проза. Критикой буржуазной действительности проникнуты реалистические полотна классиков польской литературы С. Жеромского («Канун весны» - 1925) и А. Струга («Поколение Марка Свиды» - 1925). Их дело творчески продолжает молодая литературная смена - М. Домбровская, 3. Налковская, X. Богушевская, Е, Корнацкий и др. [283]

Гуманизм и демократизм характеризуют творчество Марии Домбровской (1889-1965), чьи правдивые рассказы о жизни народа не только одушевлены чувством сострадания и любви, Но и освещены надеждой на его лучшую долю (сборники «Дети родины» -1923, «Люди оттуда»-1925 и др.). Вершиной довоенного творчества писательницы стала ее тетралогия «Ночи и дни» (1932-1934). Представляя собой своеобразную семейную хронику, «Мочи и дни» ярко воссоздают историю трех поколений шляхетской семьи, историю ее упадка и вместе с тем отхода лучших представителей шляхты от ее косных традиций и морали (Агнешка, Марцин Снядовский, Анка Нехтицувна). Семейная хроника перерастает в роман-эпопею, где панорамность изображения жизни общества органично сочетается с глубоким раскрытием характеров, их психологии, индивидуального облика.

В середине второго десятилетия выступила группа «Три залпа», куда вошли три революционных поэта - В. Броневский, С. Р. Станде, В. Вандурский. В их первом коллективном сборнике и последовавших за ним индивидуальных - «Ветряные мельницы» (1925) и «Дымы над городом» (1927) Броневского, «Вещи и люди» (1925) Станде и «Сажа и золото» Вандурского - магистральной была тема борьбы пролетариата против бесчеловечной капиталистической системы.

Самым талантливым в этой группе пролетарских поэтов был Владислав Броневский (1897-1962), ставший впоследствии одним из выдающихся поэтов XX века. На раннем этапе в творчестве Броневского ощущались нотки анархического бунтарства, не все гладко шло и на пути его художественных поисков. В стихах польского поэта в это время преобладает романтическое начало. Но уже в 20-е годы поэт серьезно изучает произведения классиков марксизма-ленинизма, увлекается советской поэзией, особенно Маяковским, публикует свои первые переводы его стихотворений. Поэзия Маяковского стала для него во многом образцом подлинно идейного искусства. В стихах польского поэта в это время преобладало романтическое начало. На рубеже 20- 30-х годов намечается перелом в его мировоззрении и творчестве. В конце 20-х годов выходит поэма «Парижская Коммуна»., конфискованная цензурой, а в 1932 г.- сборник стихов «Печаль и песня». В пролетарской польской поэзии, пожалуй, особенно это заметно в творчестве Броневского, проступают черты социалистического реализма. Вместе с тем в отдельных стихах книги «Печаль и песня» ощущались пессимистические интонации, вызванные усилением фашизации санационного режима. В конца трудных для польских революционеров 30-х годов В. Броневский издает сборник «Последний клич» (1939). В лучших стихах книги («Примкнуть штыки!», «Последний клич», «Честь и граната») с большой поэтической силой выражены безграничная любовь к родине и страстное предостережение о грозящей ей опасности, исходящей от гитлеровской Германии, Патриотический и интернационалистский [284] пафос сочетается в стихах с яростным разоблачением фашизма и национальной буржуазной верхушки. Военные годы, ставшие для поэта и годами вынужденной эмиграции, отразились в его книгах «Примкнуть штыки» (1943) и «Древо отчаяния» (1945). Через эти стихи проходит мотив тоски по родине, скорби по страдающему отечеству. Но и здесь мужество и гуманизм поэта придают его лирике оттенок боевитости и жизнеутверждения.

С середины 20-х и тем более в 30-е годы наряду с Броневским или вслед за ним и его сподвижниками по группе «Три залпа» выступают и такие революционные поэты, как Л. Шенвальд, Э. Шиманский, Б. Ясенский, С. Выгодский и др.

Процесс рождения и становления литературы социалистического реализма постепенно включает в межвоенное двадцатилетие и польскую пролетарскую прозу. Как и в литературах других зарубежных стран, в прозе рождение и формирование социалистического реализма сначала происходит преимущественно в сфере публицистики или в произведениях художественно-документального или автобиографического характера (например, повесть «Возрождение» -1920 и сборник рассказов «Демократическая республика»-1921 Л. Рудницкого). Подъем пролетарского романа, связанный с усилением борьбы польского пролетариата, падает на следующее десятилетие. Показательно, что отдельные прозаические произведения этих лет близки по содержанию и форме к жанру художественно-документального очерка (повесть В. Василевской «Облик дня»-1934, роман Г. Джевецкого «Кисловцы»-1934 и др.). Пролетарские художники с революционных позиций обличают буржуазно-шляхетскую элиту и ее идеологию, изображают античеловечность капиталистической эксплуатации и системы в целом, показывают жизнь и борьбу городского и сельского пролетариата (романы В. Ковальского «В Гжмёнцей» - 1936 и «Семья Мяновских» - 1938; Я. Бжозы «Дети» -1936 и «Мы строим дом» -1938; В. Василевской «Родина»-1935, «Земля в ярме» -1938, первая часть ее трилогии «Пламя на болотах», 1940). В развитии революционной польской литературы, помимо усвоения лучших национальных традиций, важную роль играло влияние советской литературы.

Особенно важными вехами в истории развития пролетарской прозы в польской литературе были произведения выдающегося польского писателя Леона Кручковского (1900-1962). Большой вклад в пролетарскую литературу внесли его романы 30-х годов - произведения глубоко самобытные. Его первый роман «Кордиан и хам» (1932) явился новым типом исторического романа, существенно пересматривающим с последовательно демократических позиций прошлое Польши. Роману свойственна злободневность, явная полемическая и публицистическая окрашенность, проступающая в обрисовке образов, в архитектонике, в повествовательной манере художника, Приблизительно в том [285] ще ключе написан и остросоциальный роман «Павлиньи перья» (1935) с его собирательным образом трудового галицийского крестьянства, борющегося против богатеющей кулацкой прослойки. Изображая польскую деревню перед первой мировой войной, развенчивая буржуазно-шляхетскую концепцию «единой родины», автор не только выявляет обострение социального антагонизма, но к показывает нарастание классовой борьбы в деревне. Последнее крупное произведение писателя довоенной поры - роман «Тенета» (1937). В нем с большой социально-психологической мотивированностью дана история мелкобуржуазного интеллигента, запутавшегося в, тенетах удушающей общественной атмосферы накануне второй мировой войны. В начале войны Кручковский, находившийся в армии, попадает, в» лагерь для военнонленных в Германии, из которого был освобожден в 1945 году советскими войсками.

Как ни старались немецкие фашисты в годы оккупации задушить живую творческую мысль польского народа, его культура и, в частности, литература продолжали жить и в нелегально выходивших стихах, публицистике внутри Польши, и в произведениях писателей-эмигрантов В. Броневского, Ю. Тувима, Л. Шенвальда, В. Василевской.

 


© Aerius, 2004