На головну <<  Дев'ять оповідань (інфо)
Тексти

Українська банерна мережа

 Блакитний період де Домьє-Сміта
російський переклад:
Ріти Райт-Ковальової





     Если бы в этом был хоть малейший смысл -- чего и в  помине
нету,  -- я был бы склонен посвятить мой неприхотливый рассказ,
особенно если он получится хоть немного озорным,  памяти  моего
покойного   отчима,   большого  озорника,  Роберта  Агаджаняна.
Бобби-младший, как его звали все, даже я, умер в 1947  году  от
закупорки  сосудов,  вероятно,  с  сожалением,  но  без  единой
жалобы. Это был человек безрассудный, необыкновенно обаятельный
и щедрый. (Я так долго и упорно скупился на эти пышные эпитеты,
что теперь считаю делом чести воздать ему должное. )
     Мои родители развелись зимой 1928  года,  когда  мне  было
восемь  лет,  а  весной  мать  вышла замуж за Бобби Агаджаняна.
Через год, во время финансового кризиса на  Уолл-стрите,  Бобби
потерял  все свое и мамино состояние, но, по-видимому, сохранил
умение колдовать. Так или иначе, не прошло и суток,  как  Бобби
сам  превратил  себя  из  безработного  маклера  и  обнищавшего
болвана в деловитого, хотя и не очень опытного агента-оценщика,
обслуживающего объединение владельцев частных картинных галерей
американской  живописи,  а  также   музеи   изящных   искусств.
Несколько  недель  спустя,  в  начале  1930 года наша не совсем
обычная троица переехала из Нью-Йорка в Париж,  где  Бобби  мог
легче  заниматься  своей  профессией.  Мне  было  десять лет --
возраст равнодушия, если не сказать -- полного  безразличия,  и
эта  серьезная  перемена  никакой особой травмы мне не нанесла.
Пришибло меня возвращение в Нью-Йорк девять лет  спустя,  через
три месяца после смерти матери, и пришибло со страшной силой.
     Хорошо  помню  один случай -- дня через два после нашего с
Бобби приезда в Нью-Йорк. Я стоял в переполненном  автобусе  на
Лексингтон-авеню,   держась  за  эмалированный  поручень  около
сиденья водителя, спиной к спине со стоявшим  сзади  человеком.
Несколько  раз  водитель повторял тем, кто толпился около него:
"Пройдите  назад!  "  Кто  послушался,  кто  --  нет.  Наконец,
воспользовавшись   красным  светом,  умученный  водитель  круто
обернулся и посмотрел на меня -- я стоял с ним рядом. Было  мне
тогда девятнадцать лет, шляпы я не носил, и гладкий, черный, не
особенно  чистый чуб на европейский манер спускался на прыщавый
лоб. Водитель обратился ко мне  негромким,  даже  я  бы  сказал
осторожным, голосом.
     --  Ну-ка,  братец,  -- сказал он, -- убери-ка зад! -- Это
"братец" и взбесило меня окончательно. Не потрудившись хотя  бы
наклониться  к  нему,  то  есть  продолжать  разговор  таким же
частным порядком, в таком же bon go-t, как он,  я  сообщил  ему
по-французски,  что  он грубый, тупой, наглый тип и что он даже
не представляет себе, как  я  его  ненавижу.  И  только  тогда,
облегчив душу, я пробрался в конец автобуса.
     Но  бывало и куда хуже. Как-то через неделю-другую, выходя
днем из отеля "Ритц", где мы с Бобби постоянно  жили,  я  вдруг
вообразил, что из всех нью-йоркских автобусов вытащили сиденья,
расставили  их  на  тротуарах  и вся улица стала играть в "море
волнуется". Я и сам согласился бы поиграть в эту игру, если  бы
только  получил  гарантию  от  манхэттенской  церкви,  что  все
остальные участвующие будут почтительно стоять и ждать, пока  я
не  займу  свое  место.  Когда  стало ясно, что никто мне места
уступать не собирается, я принял более решительные меры. Я стал
молиться, чтобы все люди исчезли  из  города,  чтобы  мне  было
подарено  полное  одиночество,  да  -- о_д_и_н_о_ч_е_с_т_в_о. В
Нью-Йорке это единственная мольба, которую не кладут под  сукно
и в небесных канцеляриях не задерживают: не успел я оглянуться,
как   все,   что   меня   касалось,  уже  дышало  беспросветным
одиночеством. С утра до половины  дня  я  присутствовал  --  не
душой,  а  телом  -- на занятиях ненавистной мне художественной
школы на углу  Сорок  восьмой  улицы  и  Лексингтон-авеню.  (За
неделю до нашего с Бобби отъезда из Парижа я получил три первые
премии  на  национальной выставке молодых художников, в галерее
Фрейберг. И когда мы возвращались в Америку, я не раз смотрелся
в большое зеркало нашей каюты, удивляясь  своему  необъяснимому
сходству   с   Эль-Греко.  )  Три  раза  в  неделю  я  проводил
послеобеденные часы в  зубоврачебном  кресле  --  за  несколько
месяцев мне вырвали восемь зубов, причем три передних. Дважды в
неделю  я  бродил  по  картинным  галереям,  большей  частью на
Пятьдесят седьмой улице, и еле удерживался, чтоб  не  освистать
американских  художников.  Вечерами  я  обычно  читал.  Я купил
полное  гарвардское  издание  "Классиков  литературы",  главным
образом наперекор Бобби, -- он сказал, что их некуда поставить,
--  и  назло всем прочел эти пятьдесят томов от корки до корки.
По вечерам я упрямо устанавливал  мольберт  между  кроватями  в
номере,  где  жили  мы  с  Бобби, и писал маслом. В один только
месяц, если верить моему  дневнику  за  1939  год,  я  закончил
восемнадцать картин. Примечательней всего то, что семнадцать из
них  были  автопортретами.  Только изредка, должно быть, в дни,
когда моя муза капризничала,  я  откладывал  краски  и  рисовал
карикатуры.  Одна  из  них  сохранилась  до  сих  пор.  На  ней
изображена огромная человеческая  пасть,  над  которой  возится
зубной  врач.  Вместо  языка изо рта высовывается стодолларовая
ассигнация,   и   зубной   врач   грустно   говорит    пациенту
по-французски:  "Думаю, что коренной зуб можно сохранить, а вот
язык придется вырвать". Я обожал эту карикатуру.
     Для совместного житья мы  с  Бобби  подходили  друг  другу
примерно   так  же,  как,  скажем,  исключительно  воспитанный,
уступчивый студент-старшекурсник  Гарвардского  университета  и
исключительно   противный  кэмбриджский  мальчишка-газетчик.  И
когда с течением времени выяснилось, что  мы  оба  до  сих  пор
любим  одну  и  ту  же  умершую  женщину, нам от этого легче не
стало. Наоборот, после этого открытия между  нами  установились
невыносимо фальшивые, притворно-вежливые отношения. "После вас,
Альфонс!  "  --  словно говорили мы, бодро ухмыляясь друг другу
при встрече на пороге ванной.
     Как-то в начале мая 1939 года -- мы прожили в отеле "Ритц"
около десяти месяцев -- в одной квебекской газете (я  выписывал
шестнадцать  газет  и  журналов  на французском языке) я прочел
объявление на четверть колонки,  помещенное  дирекцией  заочных
курсов  живописи  в  Монреале.  Объявление  призывало,  и  даже
подчеркивало,  что  призывает   оно   весьма   fortement   всех
квалифицированных преподавателей немедленно подать заявление на
должность  преподавателя  на  самых  новых, самых прогрессивных
художественных заочных курсах Канады. Кандидаты должны  отлично
владеть  как  английским,  так  и французским языками, и только
лица с безукоризненной репутацией и примерным поведением  могут
принимать  участие  в  конкурсе.  Летний семестр на курсах "Les
Amis des Vieux Ma-tres" официально открывается  десятого  июня.
Образцы работают как в области чистого искусства, так и рекламы
надо  было  выслать  на  имя  мосье  Йошото,  директора курсов,
бывшего члена Императорской академии изящных искусств в Токио.
     Меня  тут  же  наполнила  непреодолимая  уверенность,  что
лучшего  кандидата,  чем  я,  не  найти.  Я вытащил портативную
машинку  Бобби   из-под   кровати   и   написал   по-французски
длиннейшее,   неумеренно  взволнованное  письмо  мосье  Йошото;
утренние  занятия  в  своей  школе  я  из-за  этого,   конечно,
пропустил.  От  вступления -- целых три страницы! -- просто шел
дым столбом. Я писал, что мне  двадцать  девять  лет  и  что  я
внучатый  племянник  Оноре  Домье.  Я писал, что только сейчас,
после смерти жены, я покинул небольшое родовое поместье на  юге
Франции  и временно -- это я подчеркнул особо -- гощу в Америке
у престарелого родственника. Рисуя я с раннего детства,  но  по
совету  Пабло  Пикассо,  старейшего  и  любимейшего друга нашей
семьи, я никогда еще не выставлялся. Однако многие мои  полотна
--  масло  и акварель -- в настоящее время украшают лучшие дома
Парижа, притом отнюдь не дома  каких-нибудь  нуворишей,  и  уже
gegn  --  внимание  самых  выдающихся  критиков нашего времени.
После  безвременной  и  трагической   кончины   моей   супруги,
последовавшей   после  ulc-ration  canc-reuse,  я  был  глубоко
уверен, что никогда больше не  коснусь  холста.  Но  недавно  я
почти   разорился,   и  это  заставило  меня  пересмотреть  мое
серьезнейшее  r-solution.  Я  написал,  что  сочту   за   честь
представить  "Любителям  великих мастеров" образцы своих работ,
как только мне их  вышлет  мой  парижский  агент,  которому  я,
разумеется,  напишу  tr-s  press-.  И  подпись:  "С глубочайшим
уважением Жан де Домье-Смит".
     Этот  псевдоним  я  придумывал  чуть  ли  не  дольше,  чем
писалось все письмо.
     Письмо   было   написано  на  простой  тонкой  бумаге.  Но
за-печатал я его в конверт, где стояло "Отель Ритц". Я  наклеил
марки  для  заказного письма, стащив их из ящика Бобби, и отнес
конверт  вниз,  в  специальный  почтовый  ящик.   По   пути   я
остановился   у   клерка,  раздававшего  почту  (он  явно  меня
ненавидел), и предупредил его о возможном поступлении писем  на
имя  де  Домье-Смита.  Около половины третьего я проскользнул в
свой класс: урок анатомии уже начался без четверти два. Впервые
мои соученики показались мне довольно славными ребятами.
     Четыре дня подряд я тратил все свое свободное -- да  и  не
совсем  свободное  --  время  на  рисование  образцов,  как мне
казалось,  типичных  для  американской  рекламы.   Работая   по
преимуществу  акварелью,  но иногда для вящего эффекта переходя
на рисунок пером, я изображал сверхэлегантные пары  в  вечерних
костюмах  -- они прибывали в лимузинах на театральные премьеры,
сухопарые, стройные, никому в жизни  не  причинявшие  страданий
из-за  небрежного отношения к гигиене подмышек, впрочем, у этих
существ, наверно, и подмышек не было. Я рисовал загорелых  юных
великанов  в  белых  смокингах  --  они сидели у белых столиков
около  лазоревых  бассейнов  и  с  преувеличенным   энтузиазмом
подымали  за  здоровье  друг  друга  бокалы  с коктейлями, куда
входил дешевый, но  явно  сверхмодный  сорт  виски.  Я  рисовал
краснощеких,  очень "рекламогеничных" детей, пышущих здоровьем,
-- сияя от восторга, они протягивали пустые тарелки из-под каши
и приветливо просили добавку. Я  рисовал  веселых  высокогрудых
девушек  --  они скользили на аквапланах, не зная забот, потому
что были прочно защищены от  таких  всенародных  бедствий,  как
кровоточащие  десна,  нечистый  цвет  лица, излишние волосики и
незастрахованная жизнь. Я рисовал домашних хозяек, и  если  они
не  употребляли  лучшую мыльную стружку, то им грозила страшная
жизнь:  нечесаные,  сутулые,  они   будут   маяться   в   своих
запущенных,  хотя и огромных кухнях, их тонкие руки огрубеют, и
дети  перестанут  их  слушаться,  а  мужья  разлюбят  навсегда.
Наконец  образцы  были  готовы,  и  я  тут же отправил их мосье
Йошото  вместе  с  десятком  произведений  чистого   искусства,
которые я привез с собой из Франции. К ним я приложил небольшое
письмецо,  где  сжато, но задушевно рассказывалось о том, как я
без чье бы то ни  было  помощи,  следуя  высоким  романтическим
традициям,  преодолевал  всяческие  препятствия и в одиночестве
достиг сияющих холодной белизной вершин мастерства.
     Несколько дней я провел в напряженном ожидании, но к концу
недели пришло письмо от мосье Йошото,  где  сообщалось,  что  я
зачислен  преподавателем  курсов  "Любители  великих мастеров".
Письмо было написано по-английски, хотя я писал  по-французски.
(Впоследствии  я  узнал, что мосье Йошото знал французский и не
знал английского, и почему-то поручил  ответить  мадам  Йошото,
немного  знавшей  английский.  ) Мосье Йошото писал, что летний
триместр будет, пожалуй, самым загруженным и начнется  двадцать
четвертого  июня.  Он напоминал, что мне оставалось пять недель
для  устройства  личных   дел.   Он   высказывал   безграничное
сочувствие  по  поводу моих материальных и моральных потерь. Он
надеялся, что я  смогу  явиться  на  курсы  "Любителей  великих
мастеров"   в   воскресенье   двадцать   третьего  июня,  чтобы
ознакомиться со своими обязанностями, а также "завязать дружбу"
с другими преподавателями. (Как я  потом  узнал,  их  оказалось
всего двое -- мосье и мадам Йошото). Он глубоко сожалел, что не
в  обычаях  курсов  оплачивать дорожные расходы преподавателей.
Мой оклад выражался в сумме двадцати восьми долларов в  неделю,
и  мосье  Йошото писал, что вполне отдает себе отчет, насколько
эта сумма невелика, но так как при этом полагается  квартира  и
хорошее питание, то он надеется, что я не буду разочарован, тем
более  что  он  чувствует  во  мне  истинное  призвание.  Он  с
нетерпением ждет от меня телеграммы, подтверждающей согласие, и
с чувством живейшего удовольствия предвкушает мой приезд.  "Ваш
новый   друг,   директор   курсов   И.   Йошото,   бывший  член
Императорской академии изящных искусств в Токио".
     Телеграмма, подтверждающая мое согласие, была подана через
пять минут. Может быть, от волнения, а вернее из  чувства  вины
перед  Бобби (телеграмма была послана по телефону за его счет),
я сдержал свой литературный пыл и, как ни странно,  ограничился
всего лишь десятью словами.
     Вечером  мы  с  Бобби, как всегда, встретились за обедом в
Овальном зале, и я очень расстроился, увидев, что он  привел  с
собой  гостью.  ДО  сих  пор  я  ничего  не говорил ему о своих
внешкольных занятиях, и мне до смерти хотелось выложить ему все
новости, огорошить его, но только наедине. А  тут  эта  гостья,
очень привлекательная молодая особа, -- она недавно развелась с
мужем,  и  Бобби  виделся с ней довольно часто, да и я не раз с
ней сталкивался. Это была очень  милая  женщина,  но  любую  ее
попытку  подружится  со мной, ласково уговорить меня снять свой
панцирь или хотя бы поднять забрало я  предвзято  толковал  как
невысказанное  приглашение  лечь  с  ней  в постель, как только
подвернется удобный случай,  то  есть  как  только  ей  удастся
отделаться  от  Бобби, который, безусловно, был для нее слишком
стар. Весь  обед  я  был  настроен  враждебно  и  ограничивался
краткими  репликами. Только за кофе я сжато изложил свои летние
планы. Выслушав меня, Бобби задал несколько деловых вопросов. Я
отвечал  хладнокровно,  отрывисто  и  кратко,  как  неоспоримый
властитель своей судьбы.
     --  Ах,  как  интересно!  --  сказала  гостья  Бобби, явно
выжидая с присущей ей  ветреностью,  чтобы  я  передал  ей  под
столом свой монреальский адрес.
     -- Но я думал, ты поедешь со мной на Рой-Айленд, -- сказал
Бобби.
     -- Ах, милый, не надо портить ему удовольствие! -- сказала
миссис Икс.
     --  А  я  и  не  собираюсь, -- сказал Бобби, -- но я бы не
прочь узнать все более подробно.
     Но по  его  тону  я  сразу  понял,  что  он  мысленно  уже
обменивает два билета в отдельном купе на одно нижнее место.
     --  По-моему, это самое теплое, самое лестное приглашение,
какое только может быть, -- с горячностью  сказала  мне  миссис
Икс. Ее глаза сверкали порочным вожделением.
     В  то  воскресенье,  когда  я вышел на перрон Уиндзорского
вокзала  в  Монреале,  на  мне  был   двубортный   габардиновый
песочного  цвета  костюм  (мне он казался верхом элегантности),
темно-синяя фланелевая рубаха, плотный желтый бумажный галстук,
коричневые с  белым  туфли,  шляпа-панама  (взятая  у  Бобби  и
слишком  тесная),  а  также  каштановые,  с рыжинкой усики трех
недель от  роду.  Меня  встречал  мистер  Йошото  --  маленький
человечек,  футов  пяти  ростом, в довольно несвежем полотняном
костюме, черных башмаках и черной фетровой  шляпе  с  загнутыми
кверху  полями.  Без  улыбки  и,  насколько  мне  помнится, без
единого слова он пожал мне руку. Выражение лица  у  него  было,
как  сказано  во  французском переводе книги Сакса Орера про Фу
Маньчжу, inscrutable. А я по неизвестной  причине  улыбался  до
ушей.  Но пригасить эту улыбку, ни тем более стереть ее я никак
не мог.
     От вокзала до  курсов  пришлось  ехать  несколько  миль  в
автобусе.  Сомневаюсь,  чтобы за всю дорогу мосье Йошото сказал
хоть пять слов. То ли из-за этого молчания, то ли наперекор ему
я говорил без умолку, высоко задрав левую ногу на правое колено
и непрестанно вытирая потную ладонь об носок. Мне казалось, что
необходимо не только повторить все прежние выдумки про  родство
с  Домье,  про  покойную  супругу  и  небольшое поместье на юге
Франции, но и разукрасить это вранье. Потом,  чтобы  избавиться
от  мучительных  воспоминаний  (а  они и на самом деле начинали
меня мучить),  я  перешел  на  тему  о  старинной  дружбе  моих
родителей с дорогим их сердцу Пабло Пикассо, le pauvre Picasso,
как я его называл.
     Кстати,  выбрал  я  Пикассо  потому,  что  считал,  что из
французских художников его лучше всех знают в США, а  Канаду  я
тоже  присоединил  к  США. Исключительно ради просвещения мосье
Йошото  я  припомнил  с  подчеркнутым  состраданием  к  падшему
гиганту,  сколько  раз я говорил нашему другу: "Ma-tre Picasso,
o-allez vous? " И как в ответ  на  этот  проникновенный  вопрос
старый  мастер медленным, тяжким шагом проходил по мастерской и
неизменно останавливался  перед  небольшой  репродукцией  своих
"Акробатов", вспоминая о своей давно загубленной славе. И когда
мы  выходили  из  автобуса,  я  объяснил мосье Йошото, что беда
Пикассо в том, что он никогда и никого не слушает,  даже  своих
ближайших друзей.
     В  1939  году  "Любители  великих  мастеров" помещались на
втором  этаже   небольшого,   удивительно   унылого   с   виду,
трехэтажного  домика,  как  видно, отдававшегося внаем, в самом
неприглядном, верденском,  районе  Монреаля.  Школа  находилась
прямо   над   ортопедической   мастерской.   "Любители  великих
мастеров"   занимали   одну   большую   комнату   с   крохотной
незапиравшейся уборной. Но наперекор всему, когда я вошел в это
помещение,  мне  оно  сразу  показалось удивительно приятным. И
тому была причина:  все  стены  этой  "преподавательской"  были
увешаны  картинами  --  главным образом акварелями работы мосье
Йошото. Мне и сейчас иногда видится во сне белый гусь,  летящий
по  невыразимо  бледному,  голубому  небу,  причем  -- и в этом
главное достижение смелого  и  опытного  мастера  --  голубизна
неба,  вернее  дух  этой  голубизны,  отражен в оперении птицы.
Картина висела над столом мадам Йошото. Это произведение и  еще
две-три  картины,  схожие по мастерству, придавали комнате свой
особый характер.
     Когда  я  вошел  в  преподавательскую,  мадам   Йошото   в
красивом,  черном  с  вишневым,  шелковом  кимоно подметала пол
коротенькой щеткой. Это была седовласая дама,  чуть  ли  не  на
голову  выше  своего супруга, похожая скорее на малайку, чем на
японку. Она поставила щетку  и  подошла  к  нам.  Мосье  Йошото
представил  меня.  Пожалуй, она была еще более inscrutable, чем
мосье Йошото. Затем мосье Йошото  предложил  показать  мне  мою
комнату,  объяснив  по-французски,  что  это  комната  их сына,
который уехал в Британскую Колумбию работать на  ферме.  (После
его  продолжительного молчания в автобусе я обрадовался, что он
заговорил, и слушал его с преувеличенным воодушевлением.  )  Он
начал было извиняться, что в комнате сына нет стульев -- только
циновки  на  полу, но я сразу уверил его, что для меня это чуть
ли не дар небес. (Кажется, я даже сказал, что ненавижу  стулья.
Я  до  того нервничал, что, скажи мне, будто в комнате его сына
день и ночь стоит вода по колено, я  завопил  бы  от  восторга.
Возможно,  я  даже  сказал  бы,  что у меня редкая болезнь ног,
требующая  ежедневного  и,  по  крайней  мере,   восьмичасового
погружения   их  в  воду.  )  Мы  поднялись  наверх  по  шаткой
деревянной лесенке. Мимоходом я  подчеркнул  в  разговоре,  что
изучаю  буддизм. Впоследствии я узнал, что и он, и мадам Йошото
пресвитериане.
     До поздней ночи я не спал -- малайско-японский обед  мадам
Йошото  en  masse  то  и  дело  подкатывался  кверху, как лифт,
распирая желудок, а тут еще кто-то из супругов Йошото  застонал
во  сне  за  перегородкой.  Стон был высокий, тонкий, жалобный;
казалось,  что  стонет  не  взрослый  человек,   а   несчастный
недоношенный ребенок или мелкая искалеченная зверушка. (Ни одна
ночь не проходила без концерта, но я так и не узнал, кто из них
издавал  эти звуки и по какой причине. ) Когда мне стало совсем
невыносимо слушать стоны в лежачем положении,  я  встал,  сунул
ноги  в  ночные  туфли  и  в  темноте  уселся на пол, на оду из
циновок. Просидел я так часа два и выкурил несколько сигарет --
тушить их приходилось о подошву туфли, а окурки класть в карман
пижамы. (Сами Йошоты не курили, и  в  доме  не  было  ни  одной
пепельницы. ) Уснул я только часов в пять утра.
     В  шесть  тридцать  мосье  Йошото  постучал  в мою дверь и
сообщил, что завтрак будет подан без четверти семь. Он  спросил
через  двери,  хорошо  ли я спал, и я ответил: "Oui". Я оделся,
выбрав синий костюм как самый подходящий  для  преподавателя  в
день открытия курсов и к нему красный, ручной работы галстук --
мне  его  подарила мама, -- и, не умываясь, побежал по коридору
на кухню. Мадам стояла у плиты,  готовя  на  завтрак  рыбу.  Он
молчаливо  кивнул  мне.  Никогда  еще  они  не  выглядели более
inscrutable. Вскоре мне подали какую-то рыбину со  слабыми,  но
довольно  явными  следами  засохшего  кетчупа  на краю тарелки.
Мадам Йошото спросила меня по-английски -- выговор  у  нее  был
неожиданно  приятный,  --  может быть, я предпочитаю яйца, но я
сказал: "Non, non, merci, madame". Я добавил, что никогда не ем
яиц. Мосье Йошото прислонил свою газету к моему стакану,  и  мы
все  трое  молча  стали  есть,  вернее, они оба ели, а я, также
молча, с усилием глотал пищу.
     После завтрака мосье Йошото  тут  же,  на  кухне,  натянул
рубашку  без  воротника,  мадам Йошото сняла передник, и мы все
трое гуськом, с некоторой  неловкостью,  проследовали  вниз,  в
преподавательскую.  Там,  на  широком  столе мосье Йошото, были
грудой навалены штук  десять  огромных  пухлых  нераспечатанных
конвертов  из  плотной  бумаги.  Мне  они  показались какими-то
вымытыми, причесанными --  совершенно,  как  школьники-новички.
Мосье  Йошото  указал  мне  место за столом, стоявшим в дальнем
углу комнаты, и попросил сесть. Мадам Йошото подсела к нему,  и
они  стали  вскрывать  конверты.  В  том,  как раскладывалось и
рассматривалось содержимое, по-видимому, была какая-то система,
они все время советовались по-японски,  тогда  как  я,  сидя  в
другом  конце комнаты в своем синем костюме и красном галстуке,
старался всем видом показать, как терпеливо и  в  то  же  время
заинтересованно  я  жду  указаний,  а  главное  --  какой я тут
незаменимый человек. Из внутреннего кармана я  вынул  несколько
мягких  карандашей,  привезенных  из  Нью-Йорка, и, стараясь не
шуметь, разложил их на столе. А когда мосье Йошото, должно быть
случайно, взглянул в мою сторону, я одарил его сверхобаятельной
улыбкой. Внезапно, не сказав мне ни слова и даже не взглянув  в
мою  сторону,  они  оба  разошлись  к своим столам и взялись за
работу. Было уже половина восьмого.
     Около девяти мосье Йошото  снял  очки  и,  шаркая  ногами,
прошлепал  к  моему столу -- в руках он держал стопку рисунков.
Полтора часа я просидел без всякого дела, с  усилием  сдерживая
бурчание  в животе. Когда он приблизился, я торопливо встал ему
навстречу, слегка сутулясь, чтобы не смущать его своим  высоким
ростом.  Он вручи мне принесенные рисунки и вежливо спросил, не
буду ли я так добр перевести его замечания  с  французского  на
английский.  Я  сказал:  "Oui,  monsieur". С легким поклоном он
прошаркал назад, к своему столу. Я отодвинул  карандаши,  вынул
авторучку и с тоской в душе принялся за работу.
     Как  и  многие  другие,  по-настоящему  хорошие художники,
мосье Йошото как преподаватель  стоял  ничуть  не  выше  любого
посредственного    живописца   с   кое-какими   педагогическими
способностями. Его практические поправки, то есть его  рисунки,
нанесенные   на  кальку  поверх  рисунков  учащихся,  вместе  с
письменными  замечаниями  на  обороте  рисунков  вполне   могли
показать мало-мальски способному ученику, как похоже изобразить
свинью  или  даже  как живописно изобразить свинью в живописном
хлеву. Но никогда в жизни он не сумел  бы  научить  кого-нибудь
отлично написать свинью и так же отлично хлев, а ведь передачи,
к тому же заочной, именно этого небольшого секрета мастерства и
добивались от него так жадно наиболее способные ученики. И не в
том,   разумеется,   было   дело,   что   он   сознательно  или
бессознательно  скрывал  свой  талант  или  не   расточал   его
скупости,  он просто не умел его передать. Сначала эта жестокая
правда как-то не затронула и не поразила меня.  Но  представьте
себе  мое положение, когда доказательства его беспомощности все
накапливались и накапливались. Ко второму завтраку я  дошел  до
такого   состояния,   что   должен   был  соблюдать  величайшую
осторожность,  чтобы  не  размазать  строчку  перевода  потными
ладонями.  В  довершение  всего  у  мосье  Йошото  оказался  на
редкость  неразборчивый  почерк.  И  когда  настала  пора  идти
завтракать,  я  решительно  отверг  приглашение  четы Йошото. Я
сказал, что мне надо на почту. Сбежав  по  лестнице,  я  наугад
углубился  в  путаницу  незнакомых,  запущенных  улочек. Увидав
закусочную, я забежал туда, проглотил четыре "с пылу,  с  жару"
кони-айлендские колбаски и выпил три чашки мутного кофе.
     Возвращаясь  к  "Les  Amis  de  Vieux  Ma-tres",  я ощутил
сначала привычную смутную  тревогу  --  правда,  с  ней  я,  по
прошлому  опыту,  более  или менее умел справляться, но тут она
перешла в настоящий страх: неужели  мои  личные  качества  тому
виной, что мосье Йошото не нашел для меня лучшего дела, чем эти
переводы?  Неужто старый Фу Маньчжу раскусив меня, понял, что я
не только хотел сбить его с толку всякими выдумками, но что  я,
девятнадцатилетний  мальчишка,  и усы отрастил для того. Думать
об этом было невыносимо. Вера  моя  в  справедливость  медленно
подтачивалась. В самом деле, меня, меня, получившего три первые
премии,  меня,  личного  друга  Пикассо  (я уже сам начал в это
верить), меня использовать как  переводчика!  Мое  преступление
никак  не заслужило такого наказания. И вообще эти усики, пусть
жидкие, но мои собственные, разве они наклеены? Для  успокоения
я  все  время  по  дороге  на курсы теребил их пальцами. Но чем
больше я думал о своем положении, тем быстрее я шел и под конец
уже бежал бегом, будто боясь, что меня со всех  сторон  вот-вот
забросают камнями.
     Хотя  я потратил на завтрак всего минут сорок, чета Йошото
уже сидела за столами и  работала.  Они  не  подняли  глаз,  не
подали виду, что заметили, как я вошел. Потный, запыхавшийся, я
сел  за  свой  стол.  Минут  пятнадцать  --  двадцать  я сидел,
вытянувшись в струнку и придумывая  новехонькие  анекдотцы  про
старика   Пикассо  на  тот  случай,  если  мосье  Йошото  вдруг
поднимется  и  станет  меня  разоблачать   меня.   И   тут   он
действительно  поднялся  и пошел ко мне. Я встал, готовый, если
понадобится, встретить  его  в  упор  свеженькой  сплетней  про
Пикассо,  но,  когда он подошел к столу, все, что я придумал, к
моему ужасу, вылетело у меня из  головы.  Но  я  воспользовался
моментом,  чтобы  выразить  свой  восторг по поводу изображения
гуся в полете, висящего над столом мадам Йошото. Я рассыпался в
самых щедрых похвалах. Я сказал,  что  у  меня  в  Париже  есть
знакомый  богач  --  паралитик,  как  я объяснил, -- который не
пожалеет никаких денег за картину мосье Йошото. Я  сказал,  что
если  мосье  Йошото  согласен,  я  могу  немедленно связаться с
Парижем.  К  счастью,  мосье  Йошото  объяснил,   что   картина
принадлежит  его  кузену, гостящему сейчас у родных в Японии. И
тут же, прежде чем я успел выразить сожаление, он, назвав  меня
"мосье  Домье-Смит",  спросил,  не буду ли я так добр исправить
несколько заданий. Он пошел к своему столу и вернулся  с  тремя
огромными  пухлыми  конвертами.  Я стоял, обалделый, машинально
кивая головой и ощупывая карман пиджака,  куда  я  засунул  все
карандаши.  Мосье  Йошото  объяснил  мне  метод преподавания на
курсах (вернее было сказать,  отсутствие  всякого  метода).  Он
вернулся  к  своему  столу,  а  я все еще никак не мог прийти в
себя.
     Все три ученика писали нам  по-английски.  Первый  конверт
прислала  двадцатитрехлетняя  домохозяйка  из  Торонто  --  она
выбрала себе псевдоним Бэмби Кремер,  --  так  ей  и  надлежало
адресовать  письма.  Все  вновь  поступающие на курсы "Любители
великих мастеров" должны были заполнить анкету и приложить свою
фотографию.   Мисс   Кремер   приложила    большую    глянцевую
фотокарточку,  восемь на девять дюймов, где она была изображена
с браслетом на щиколотке, в купальном костюме без бретелек и  в
белой морской бескозырке. В анкете она сообщила, что ее любимые
художники  Рембрандт  и  Уолт  Дисней. Она писала, что надеется
когда-нибудь достичь их славы. Образцы рисунков были  несколько
пренебрежительно   подколоты  снизу  к  ее  портрету.  Все  они
вызывали удивление. Но один был незабываемым. Это  незабываемое
произведение  было  выполнено  яркими  акварельными красками, с
подписью,  гласившей:  "И  прости  им  прегрешения   их".   Оно
изображало  трех мальчуганов, ловивших рыбу в каком-то странном
водоеме, причем чья-то курточка висела на доске с  объявлением:
"Ловля  рыбы  воспрещается".  У  самого  высокого  мальчишки на
переднем плане одна  нога  была  поражена  рахитом,  другая  --
слоновой  болезнью  --  очевидно,  мисс  Кремер  таким способом
старалась показать, что он стоит, слегка расставив ноги.
     Вторым  моим   учеником   оказался   пятидесятишестилетний
"светский  фотограф",  по  имени  Р. Говард Риджфилд, из города
Уиндзор, штат Онтарио. Он писал, что его жена  годами  не  дает
ему покоя, требуя, чтобы он тоже "втерся в это выгодное дельце"
--   стал  художником.  Его  любимые  художники  --  Рембрандт,
Сарджент и "Тицян", но он благоразумно добавлял, что сам  он  в
их  духе  работать  не  собирается.  Он писал, что интересуется
скорее сатирической стороной живописи,  чем  художественной.  В
поддержку   своего   кредо   он  приложил  изрядное  количество
оригинальных произведений -- масло  и  карандаш.  Одна  из  его
картин  --  по-моему, главный его шедевр -- -- навеки врезалась
мне в память: так привязываются слова популярных  песенок.  Это
была  сатира  на  всем  знакомую,  будничную  трагедию невинной
девицы, с длинными белокурыми локонами и  вымеобразной  грудью,
которую  преступно  соблазнял  в церкви, так сказать, прямо под
сенью  алтаря,  ее  духовник.  Художник  графически  подчеркнул
живописный  беспорядок  в  одежде  своих персонажей. Но гораздо
больше, чем обличительный  сатирический  сюжет,  меня  потрясли
стиль  работы  и  характер  выполнения.  Если бы я не знал, что
Риджфилд и Бэмби Кремер живут на расстоянии сотен миль друг  от
друга,   я  поклялся  бы,  что  именно  Бемби  Кремер  помогала
Риджфилду с чисто технической стороны.
     Не считая исключительных случаев, у  меня  в  девятнадцать
лет  чувство  юмора  было самым уязвимым местом и при первых же
неприятностях отмирало иногда  частично,  а  иногда  полностью.
Риджфилд  и  мисс Кремер вызвали во мне множество чувств, но не
рассмешили ни на йоту. И когда я просматривал их  работы,  меня
не  раз  так  и  подмывало  вскочить и обратиться с официальным
протестом к мосье Йошото. Но я не совсем  представлял  себе,  в
какой  форме  выразился бы этот протест. Должно быть, я боялся,
что, подойдя к его столу, я  закричу  срывающимся  голосом:  "У
меня  мать  умерла,  приходится  жить  у ее милейшего мужа, и в
Нью-Йорке никто не говорит по-французски, а  в  комнате  вашего
сына даже стульев нет! Как же вы хотите, чтобы я учил этих двух
идиотов рисовать? "
     Но  я  так  и не встал с места -- настолько я приучил себя
сдерживать приступы отчаяния и не  метаться  зря.  И  я  открыл
третий конверт.
     Третьей   моей   ученицей   оказалась   монахиня  женского
монастыря Святого Иосифа, по имени сестра  Ирма,  преподававшая
"кулинарию   и   рисование"  в  начальной  монастырской  школе,
неподалеку от Торонто. Не знаю, как бы  лучше  начать  описание
того,  что  было  в  ее  конверте. Во-первых, надо сказать, что
вместо фотографии сестра Ирма без  всяких  объяснений  прислала
вид  своего  монастыря.  Помнится  также,  что она не заполнила
графу "возраст". Но с другой стороны, ни одна анкета в мире  не
заслуживает,  чтобы  ее  заполняли так, как заполнила ее сестра
Ирма. Она родилась и выросла в Детройте, штат Мичиган, ее  отец
"в миру" служил "в отделе контроля автомашин". Кроме начального
образования,  она еще год проучилась в средней школе. Рисованию
нигде не обучалась. Она писала, что  преподает  рисование  лишь
потому,  что  сестра  такая-то  скончалась  и отец Циммерман) я
особенно запомнил эту фамилию, потому  что  так  звали  зубного
врача,  вырвавшего  мне восемь зубов), -- отец Циммерман выбрал
ее в заместительницы покойной. Она писала, что у нее  в  классе
кулинарии  34 крошки, а в классе рисования 18 крошек. Любит она
больше всего "Господа и Слово  божье"  и  еще  любит  "собирать
листья, но только когда они уже сами опадают на землю". Любимым
ее  художником  был  Дуглас  Бантинг (сознаюсь, что я много лет
искал такого художника, но и следа не нашел). Она  писала  еще,
что  ее  крошки  "любят  рисовать бегущих человечков, а я этого
совсем не умею". Она писала, что будет очень  стараться,  чтобы
научиться  лучше  рисовать,  и  надеется,  что  "мы будем к ней
снисходительны".
     В конверт были вложены всего  шесть  образцов  ее  работы.
(Все  они были без подписи -- само по себе это мелочь, но в тот
момент мне необычайно понравилось. ) И Бэмби Кремер, и Риджфилд
ставили под картинами свою подпись или -- что  меня  раздражало
еще больше -- свои инициалы. С тех пор прошло тринадцать лет, а
я  не  только  ясно  помню  все  шесть рисунков сестры Ирмы, но
четыре из них я вспоминаю настолько отчетливо, что  это  иногда
нарушает  мой  душевный  покой. Лучшая ее картина была написана
акварелью  на  оберточной  бумаге.  (На  коричневой  оберточной
бумаге,  особенно  на  очень  плотной,  писать  так удобно, так
приятно. Многие серьезные мастера писали на ней, особенно когда
у них не было какого-нибудь грандиозного замысла. )
     Несмотря  на  небольшой   размер,   примерно   десять   на
двенадцать  дюймов,  на картине очень подробно и тщательно было
изображено  перенесение  тела  Христа  в  пещеру  сада   Иосифа
Аримафейского.   На   переднем  плане,  справа,  два  человека,
очевидно слуги  Иосифа,  довольно  неловко  несли  тело.  Иосиф
(Аримафейский)  шел  за  ними.  В  этой  ситуации  он, пожалуй,
держался слишком прямо. За ним на почтительном расстоянии среди
разношерстной,  возможно  явившейся  без   приглашения,   толпы
плакальщиц,  зевак,  детей  шли  жены  галилейские, а около них
безбожно резвилось не меньше дворняжек.
     Но больше всех привлекла мое внимание  женская  фигура  на
переднем плане, слева, стоявшая лицом к зрителю. Вскинув правую
руку,  она  отчаянно  махала кому-то -- может быть, ребенку или
мужу, а может, и нам, зрителям, --  бросай  все  и  беги  сюда.
Сияние  окружало  головы двух женщин, идущих впереди толпы. Под
рукой  у  меня  не  было  Евангелия,  поэтому  я   мог   только
догадываться, кто они. Но Марию Магдалину я узнал тотчас же. Во
всяком  случае,  я  был  убежден, что это она. Она шла впереди,
поодаль от толпы, уронив руки вдоль тела. Горе  свое  она,  как
говорится,  напоказ  не  выставляла  --  по  ней совсем не было
видно, насколько близко ей был Усопший в последние дни. Как все
лица, и ее лицо было написано дешевой краской телесного  цвета.
Но было до боли ясно, что сестра Ирма сама поняла, насколько не
подходит  эта  готовая  краска,  и  неумело,  но  от  всей души
попыталась как-то смягчить тон. Других серьезных недостатков  в
картине  не  было.  Вернее  сказать, всякая критика уже была бы
придиркой. По моим понятиям, это  было  произведение  истинного
художника,  с  печатью  высокого и в высшей степени самобытного
таланта, хотя одному богу известно, сколько упорного труда было
вложено в эту картину.
     Первым моим побуждением  было  --  броситься  с  рисунками
сестры  Ирмы  к  мосье  Йошото. Но я и тут не встал с места. Не
хотелось рисковать -- вдруг сестру Ирму отнимут у меня? Поэтому
я аккуратно закрыл конверт и отложил в сторону, с удовольствием
думая, как вечером, в  свободное  время,  я  поработаю  над  ее
рисунками.   Затем  с  терпимостью,  которой  я  в  себе  и  не
подозревал,  я  великодушно  и  доброжелательно  стал   править
обнаженную  натуру  --  мужчин  и женщин (sans признаков пола),
жеманно и непристойно изображенных Р.  Говардом  Риджфилдом.  В
обеденный перерыв я расстегнул три пуговки на рубашке и засунул
конверт  сестры  Ирмы туда, куда было не добраться ни ворам, ни
-- тем более! -- самим супругам Йошото.
     Все вечерние трапезы в школе происходили по негласному, но
нерушимому ритуалу.  Ровно  в  половине  шестого  мадам  Йошото
вставала  и  уходила  наверх готовить обед, а мы с мосье Йошото
обычно  гуськом  приходили  туда  же  ровно  в  шесть.  Никаких
отклонений  с  пути,  хотя  бы  они и были вызваны требованиями
гигиены или неотложной необходимости, не полагалось. Но  в  тот
вечер,  согретый  конвертом  сестры  Ирмы,  лежавшем  у меня на
груди, я впервые чувствовал себя  спокойным.  Больше  того,  за
этим  обедом  я  был  настоящей душой общества. Я рассказал про
Пикассо такой анекдот, пальчики оближешь! -- пожалуй,  было  бы
нелишне  приберечь  его  на  черный  день.  Мосье Йошото только
слегка опустил свою  японскую  газету,  зато  мадам  как  будто
заинтересовалась; во всяком случае, полного отсутствия интереса
заметно  не  было. А когда я окончил, она впервые обратилась ко
мне, если не считать утреннего вопроса: не  хочу  ли  я  съесть
яйцо?  Она  спросила: может быть, мне все-таки поставить стул в
комнату? Я торопливо ответил:  "Non,  non,  merci,  madame".  Я
объяснил,  что всегда придвигаю циновки к стене и таким образом
приучаюсь держаться прямо, а мне  это  очень  полезно.  Я  даже
встал, чтобы продемонстрировать, до чего я сутулюсь.
     После   обеда,  когда  чета  Йошото  обсуждала  по-японски
какой-то, может быть и весьма увлекательный, вопрос, я попросил
разрешения уйти из-за стола. Мосье  Йошото  взглянула  на  меня
так, будто не совсем понимал, каким образом я очутился у них на
кухне, но кивнул в знак согласия, и я быстро прошел по коридору
к себе в комнату.
     Включив  полный  свет  и заперев двери, я вынул из кармана
свои карандаши, потом снял  пиджак,  расстегнул  рубаху  и,  не
выпуская  конверт  сестры  Ирмы из рук, сел на пол, на циновку.
Почти до пяти утра, разложив все, что надо, на полу, я старался
оказать сестре Ирме а ее художественных исканиях ту  помощь,  в
какой она, по моему убеждению, нуждалась.
     Первым  делом  я  набросал  штук десять-двенадцать эскизов
карандашом. Не хотелось идти в преподавательскую за бумагой,  и
я  рисовал на своей собственной почтовой бумаге с обеих сторон.
Покончив с этим, я написал длинное, бесконечно длинное письмо.
     Всю жизнь  я  коплю  всякий  хлам,  не  хуже  какой-нибудь
сороки-неврастенички,   и   у   меня   до  сих  пор  сохранился
предпоследний черновик письма, написанного  сестре  Ирме  в  ту
июньскую  ночь  1939  года.  Я  мог  бы дословно переписать все
письмо, но это лишнее. Множество страниц -- а их и вправду было
множество -- я  посвятил  разбору  тех  незначительных  ошибок,
которые  она допустила в своей главной картине, особенно выборе
красок. Я перечислил все  принадлежности,  необходимые  ей  как
художнику,   с   указанием  их  приблизи-тельной  стоимости.  Я
спросил, кто такой Дуглас Бантинг. Я  спросил,  где  я  мог  бы
посмотреть  его работы. Я спросил ее (понимая, что это политика
дальнего прицела), видела ли она репродукции с картин Антонелло
да Мессина. Я спросил ее -- напишите мне,  пожалуйста,  сколько
вам  лет,  и  пространно  уверил  ее,  что  сохраню в тайне эти
сведения, ежели она их мне сообщит. Я объяснил, что  справляюсь
об  этом  по  той  причине,  что  мне так будет легче подобрать
наиболее эффективный  метод  преподавания.  И  тут  же,  единым
духом,   я   спросил,  разрешают  ли  принимать  посетителей  в
монастыре.
     Последние строки, вернее последние кубические метры  моего
письма,  лучше  всего  воспроизвести  дословно,  не  изменяя ни
синтаксис, ни пунктуацию.

     "...  Если  вы  владеете  французским  языком,  прошу  вас
поставить  меня в известность, так как лично я умею более точно
выражать свои мысли на этом языке, прожив большую  часть  своей
молодости в Париже, Франция.
     Очевидно,  вы весьма заинтересованы в том, чтобы научиться
рисовать бегущих человечков  и  впоследствии  передать  технику
этого рисунка своим ученицам в монастырской школе. Прилагаю для
этой  цели несколько набросков, может быть, они вам пригодятся.
Вы  увидите,  что  сделаны  они   наспех,   очень   далеки   от
совершенства  и  подражать  им  не  следует, но надеюсь, что вы
увидите в них  те  основные  приемы,  которые  вас  интересуют.
Боюсь,  что  директор  наших  курсов  не придерживается никакой
системы в преподавании. К несчастью,  это  именно  так.  Вашими
успехами  я восхищаюсь, вы уже далеко пошли, но я совершенно не
представляю себе, чего он хочет  от  меня  и  как  мне  быть  с
другими  учащимися,  людьми  умственно  отсталыми  и,  по моему
мнению, безнадежно тупыми.
     К  сожалению,  я  агностик.  Однако  я  поклонник  святого
Франциска  Ассизского,  хотя -- что само собой понятно -- чисто
теоретически. Кстати, известно ли вам досконально,  что  именно
он  (Франциск  Ассизский)  сказал,  когда ему собирались выжечь
глаз каленым железом? Сказал он следующее: "Брат огонь, Бог дал
тебе красоту и силу на пользу  людям,  молю  же  тебя  --  будь
милостив  ко  мне". В ваших картинах есть что-то очень хорошее,
напоминающее его слова, так  мне,  по  крайней  мере,  кажется.
Между  прочим, разрешите узнать, не является ли молодая особа в
голубой одежде, на первом плане, Марией Магдалиной? Я говорю  о
картине,  которую  мы  только что обсудили. Если нет, значит, я
глубоко заблуждаюсь. Впрочем, мне это свойственно.
     Надеюсь,  что  вы  будете  считать  меня  в  полном  вашем
распоряжении,  пока  вы  обучаетесь на курсах "Любители великих
мастеров".  Говоря  откровенно,  я  считаю  вас   необыкновенно
талантливой  и  ничуть  не  удивлюсь,  если  в  самом ближайшем
будущем вы станете великим художником.  По  этой  причине  я  и
спрашиваю  вас,  является ли молодая особа в голубой одежде, на
первом плане, Марией Магдалиной, потому что если  это  так,  то
боюсь, что в ней больше выражен ваш врожденный талант, чем ваши
религиозные  убеждения.  Однако,  по  моему мнению, бояться тут
нечего.
     С искренней надеждой, что мое письмо застанет вас в добром
здравии, остаюсь
     Уважающий вас (тут следовала подпись) Жан  де  Домье-Смит,
штатный преподаватель курсов "Любители великих мастеров".
     П_о_с_т_с_к_р_и_п_т_у_м.  Чуть  не забыл предупредить вас,
что слушатели обязаны представлять в школу свои  работы  каждый
две  недели,  по  понедельникам.  В  качестве  первого  задания
попрошу  вас  сделать  несколько  набросков  с  натуры.  Пишите
свободно,  без напряжения. Разумеется, я не осведомлен, сколько
свободного времени уделяют вам в  вашем  монастыре  для  личных
занятий   искусством,   и   прошу  поставить  меня  об  этом  в
известность. Также прошу вас приобрести те необходимые пособия,
которые я имел смелость перечислить выше, так как я  хотел  бы,
чтобы  вы начали писать маслом как можно скорее. Простите меня,
если я скажу прямо, но мне кажется, что  вы  натура  страстная,
порывистая, и вам надо писать не акварелью, а скорее переходить
на  масло. Говорю это в совершенно отвлеченном смысле, вовсе не
желая вас обидеть, наоборот, я считаю это похвалой.  Прошу  вас
также  переслать  мне  все  ваши  прежние  работы, какие только
сохранились, я жажду увидеть их поскорее.  Не  стану  говорить,
как  невыносимо  для  меня  будут тянуться дни, прока не придет
ваше письмо.
     Если это не слишком большая смелость с моей стороны, то  я
бы очень хотел узнать от вас, удовлетворяет ли вас монастырская
жизнь, разумеется -- в чисто духовном смысле. Скажу откровенно,
что  я  изучал  множество религий с чисто научной точки зрения,
главным образом по 36-му,  44-му  и  45-му  тому  "Классических
произведений"  в гарвардском издании, с которым вы, быть может,
знакомы. Особенно я восхищаюсь Мартином Лютером,  но,  конечно,
он  был  протестант.  Пожалуйста,  не  обижайтесь на меня. Я не
защищаю ни одного вероисповедания -- это не в моем характере. В
заключение этого письма еще раз прошу: не забудьте сообщить мне
часы приема, так как конец недели у меня всегда  свободен  и  я
могу случайно оказаться в ваших краях в субботу. Пожалуйста, не
забудьте также сообщить мне, владеете ли вы французским языком,
потому  что вопреки всем моим стараниям я с трудом нахожу слова
на английском языке, так как получил  беспорядочное  и,  честно
говоря, неразумное воспитание".

     В  половине  четвертого  утра  я  вышел  на  улицу,  чтобы
опустить в почтовый ящик письмо сестре Ирме вместе с рисунками.
Буквально ошалев от радости, я разделся, еле двигая  руками,  и
повалился на кровать.
     Уже   сквозь   сон  за  перегородкой  я  услышал  стон  из
супружеской спальни Йошото. Я представил себе,  как  утром  они
оба  подходят  ко мне и просят, нет, умоляют, выслушать то, что
их мучает, до самых последних, самых страшных  подробностей.  Я
отчетливо  представил себе, как это будет. Я сяду между ними за
кухонный стол и выслушаю по очереди  каждого  из  них.  Опустив
голову  на  руки,  я  буду  их  слушать, слушать, слушать, пока
наконец у меня не лопнем терпение. И тогда я запущу руку  прямо
в  горло мадам Йошото, выну ее сердце и, как птичку, согрею его
в руках. А когда они успокоятся, я  покажу  им  рисунки  сестры
Ирмы, и они разделят мою радость.
     Обычно  явные истины познаются слишком поздно, но я понял,
что основная разница между счастьем и радостью -- это  то,  что
счастье   --  твердое  тело,  а  радость  --  жидкое.  Радость,
переполнявшая меня, стала  утекать  уже  с  утра,  когда  мосье
Йошото положил на мой стол два конверта от новых учеников. В ту
минуту  я  мирно и беззлобно работал над рисунком Бэмби Кремер,
зная, что мое письмо к сестре Ирме уже  ушло.  Но  я  никак  не
ожидал, что придется столкнуться с таким уродливым явлением и с
двумя  людьми,  еще  более  бездарными, чем Бэмби или Р. Говард
Риджфилд. Чувствуя, как все мои добрые намерения испаряются,  я
закурил   --   это   была   первая   сигарета,   выкуренная   в
преподавательской комнате  со  дня  моего  вступления  в  штат.
Сигарета  помогла,  и  я  снова  взялся за рисунки Бэмби. Но не
успел я затянуться раза три-четыре, как почувствовал, что мосье
Йошото смотрит мне  в  спину.  И,  словно  в  подтверждение,  я
услышал,  как  он отодвигает стул. Я встал ему навстречу, когда
он подходил. Донельзя противным шепотом он  объяснил  мне,  что
лично  он  не  возражает  против курения, но что, увы, школьные
правила запрещают курить в преподавательской. Он широким жестом
остановил поток моих извинений и вернулся в свой угол, к  мадам
Йошото. В совершенном ужасе я подумал, как бы мне выдержать эти
тридцать  дней до понедельника, когда должно было прийти письмо
от сестры Ирмы, и не спятить окончательно.
     Это было во вторник утром. Весь этот день и оба  следующие
дня   я  развил  лихорадочную  деятельность.  Я,  так  сказать,
распотрошил до основания все рисунки Бэмби Кремер и Р.  Говарда
Риджфилда и собрал их заново, заменив некоторые части новыми. Я
приготовил   для   них  буквально  десятки  оскорбительных  для
нормального человека, но вполне  конструктивных  упражнений  по
рисунку. Я написал им подробнейшие письма. Р. Говарда Риджфилда
я упрашивал на время отказаться от карикатур. Со всей возможной
деликатностью  я  просил  Бэмби,  если  можно, хотя бы временно
воздержаться от посылки рисунков с заголовками вроде "И  прости
им  прегрешения их". А в четверг утром, взвинченный до предела,
я занялся  одним  из  новых  учеников,  американцем  из  города
Бангор,  в  штате  Мэйн,  который писал в анкете с многословием
честного простака, что его любимый художник он сам. Он именовал
себя реалистом-абстракционистом.
     Внеслужебные часы я провел так: во вторник вечером  поехал
на  автобусе в центре Монреаля и высидел в третьеразрядном кино
целую   мультипликационную   программу   --    шел    фестиваль
мультфильмов,   --   причем   меня  главным  образом  заставили
любоваться бесконечным хороводом кошек, которых  целые  полчища
мышей бомбардировали пробками от шампанского. В среду вечером я
собрал  все  циновки в комнате, навалил их друг на друга и стал
по памяти копировать картину сестры Ирмы "Погребение Христа".
     Чувствую  большое  искушение  назвать  четверговый   вечер
странным, может быть, даже зловещим, но, по правде сказать, для
описания  этого вечера у меня просто не хватает слов. Я ушел из
дому после обеда и пошел куда глаза глядят, не то в кино, не то
просто прогуляться, -- не помню, а мой дневник за 1939  год  на
этот  раз  меня  подвел:  в  тот  день  страница так и осталась
пустой.
     Но я знаю, почему  она  пустая.  Возвращаясь  домой  после
как-то  проведенного  вечера, -- ясно помню, что стемнело, -- я
остановился на тротуаре перед курсами и взглянул на  освещенную
витрину  ортопедической  мастерской. И тут я испугался до слез.
Меня пронзила мысль, что как бы спокойно, умно и  благородно  я
ни  научился  жить,  все  равно  _д_о_ с_а_м_о_й с_м_е_р_т_и_ я
_н_а_в_е_к_ о_б_р_е_ч_е_н_ б_р_о_д_и_т_ь чужестранцем по  саду,
где  растут  одни эмалированные горшки и подкладные судна и где
царит безглазый слепой деревянный идол -- манекен, облаченный в
дешевый грыжевой бандаж. Непереносимая мысль -- хорошо, что она
мелькнула лишь на секунду. Помну, что я взлетел по  лестнице  в
свою  комнату,  сбросил  с себя все и нырнул в постель, даже не
открыв дневника.
     Но заснуть я не мог, меня била лихорадка. Я  слушал  стоны
из  соседней  комнаты  и  заставлял  себя  думать о лучшей моей
ученице. Я старался представить себе, как  я  приеду  к  ней  в
монастырь.  Я видел -- вот она выходит мне навстречу, к высокой
решетчатой ограде, робкая, прелестная девушка лет восемнадцати,
еще не принявшая постриг, -- она еще была вольна уйти в мир  со
своим  избранником,  так похожим на Пьера Абеляра. Я видел, как
мы  медленно  и   молчаливо   проходим   в   глубину   зеленого
монастырского  сада  и там бездумно и безгрешно я обвиваю рукой
ее талию. Трудно было удержать этот неземной образ, и, дав  ему
улетучиться, я погрузился в сон.
     В  пятницу  я  проработал как каторжный все утро и полдня,
пытаясь  при   помощи   карандаша   и   кальки   переделать   в
сколько-нибудь  похожие  деревья  тот лес фаллических символов,
который добросовестно изобразил на прекрасной веленевой  бумаге
гражданин  города Бангор, в штате Мэйн. К половине пятого я так
отупел умственно, душевно и физически, что едва привстал, когда
мосье Йошото на минуту подошел к  моему  столу.  Он  подал  мне
конверт  --  так  же  равнодушно, как официант подает меню. Это
было письмо настоятельницы  монастыря,  где  находилась  сестра
Ирма,  доводившее  до сведения мосье Йошото, что отец Циммерман
по не зависящим от него обстоятельствам был  вынужден  изменить
свое  решение  и  не  может позволить сестре Ирме заниматься на
курсах  "Любители  великих  мастеров".  В   письме   выражалось
глубокое  сожаление  в  случае,  если  это  вызовет  какие-либо
затруднения или неприятности для администрации курсов, а  также
искренняя  надежда,  что первый взнос на право учения в размере
четырнадцати долларов, будет возмещен монастырю.
     Я всегда был твердо уверен, что  мышь,  обжегшись  искрой,
летящей    от   фейерверка,   хромает   восвояси   с   готовым,
безукоризненно продуманным планом, как убить кота.  Прочитав  и
перечитав  письмо  матери-настоятельницы,  я долго не отрываясь
смотрел на него и вдруг, оторвавшись от созерцания, одним духом
написал письма остальным моим ученикам -- всем четырем, советуя
им навсегда отказаться от мысли стать  художниками.  Я  написал
каждому  в  отдельности,  что  это  пустая  трата  драгоценного
времени, как своего, так и преподавательского.  Я  написал  все
письма по-французски. Окончив их, я тут же вышел и опустил их в
ящик.  И  хотя чувство удовлетворения длилось недолго, но в эти
минуты мне было очень-очень приятно.
     Когда пришло время торжественно проследовать на  кухню,  я
попросил  извинить  меня.  Я сказал, что чувствую себя неважно.
(Тогда, в 1939 году, я  лгал  куда  убедительнее,  чем  говорил
правду,  и  ясно  видел,  с  каким подозрением взглянул на меня
мосье Йошото, когда я сказал, что неважно себя  чувствую.  )  Я
поднялся  к  себе в комнату и сел на пол. Просидел я так больше
часу, уставившись на светлеющую щелку  в  шторе,  не  куря,  не
снимая  пиджака,  не  развязывая галстука. Потом вдруг вскочил,
достал свою почтовую бумагу  и  написал  второе  письмо  сестре
Ирме, не у письменного стола, а прямо тут же на полу.
     Письмо   я   так  и  не  отправил.  Привожу  точную  копию
оригинала:

     "Монреаль. Канада. 28 июня, 1939 г.
     Дорогая сестра Ирма!
     Неужели я нечаянно написал вам  в  последнем  моем  письме
что-либо обидное или неуважительное и тем привлек внимание отца
Циммермана   и   вам  доставил  неприятность?  В  таком  случае
осмеливаюсь просить вас дать мне хотя бы возможность извиниться
за слова, сказанные с горячим желанием стать  не  только  вашим
учителем,  но  и  вашим другом. Может быть, моя просьба слишком
нескромна? Думаю, что это не так.
     Скажу вам всю правду: не постигнув  хотя  бы  элементарных
основ  мастерства,  вы  навек  останетесь, может быть, и очень,
очень  интересным  художником,  но  никогда  не  будут  великим
мастером.  При этой мысли мне становится страшно. Отдаете ли вы
себе отчет, насколько это серьезно?
     Возможно,  отец  Циммерман  заставит  вас  отказаться   от
занятий,   решив,   что   они   помешают   вам  выполнять  долг
благочестия. Если это так, то я обязан сказать,  что  он  судит
слишком поспешно и опрометчиво. Искусство никак не могло бы вам
помешать  вести монашескую жизнь. Я сам хоть и грешник, но живу
как монах. Самое  худшее,  что  бывает  с  художником,  --  это
никогда  не  знать  полного  счастья. Но я убежден, что никакой
трагедии  в  этом  нет.  Много  лет  назад,  когда   мне   было
семнадцать,  я  пережил самый счастливый день в жизни. Я должен
был встретиться за завтраком со своей матерью --  в  этот  день
она  впервые  вышла  на  улицу  после  долгой  болезни,  -- и я
чувствовал себя абсолютно счастливым,  как  вдруг,  проходя  по
авеню  Виктора  Гюго  --  это улица в Париже, -- я столкнулся с
человеком без всяких признаков носа. Покорно прошу, нет, умоляю
вас -- продумайте этот случай. В нем срыт глубочайший смысл.
     Возможно также, что  отец  Циммерман  велел  вам  прервать
обучение,    потому   что   не   имеет   возможности   оплатить
преподавание. Буду рад, если это так, не только потому, что это
снимает с меня вину, но и практическом отношении. Если  причина
действительно  такова,  то  достаточно одного вашего слова, и я
готов безвозмездно предложить вам свои услуги на неограниченное
время. Нельзя  ли  обсудить  этот  вопрос?  Разрешите  еще  раз
спросить  вас  --  в  какие  дни  и  часы допускается посещение
монастыря? Не позволите ли вы посетить вас в следующую субботу,
шестого июля, между тремя и пятью часами дня, в зависимости  от
расписания   поездов   из   Монреаля   в  Торонто?  С  огромным
нетерпением  буду  ждать  ответа.  С   глубоким   уважением   и
восхищением
     Искренне   ваш   (подпись)   Жан  де  Домье-Смит,  штатный
преподаватель курсов "Любители великих мастеров".
     П_о_с_т_с_к_р_и_п_т_у_м. В предыдущем письме  я  мимоходом
спросил,  не  является  ли  молодая  особа в голубой одежде, на
переднем плане, Марией Магдаленой, великой грешницей?  Если  вы
еще не написали мне, пожалуйста, воздержитесь от ответа на этот
вопрос.  Возможно,  что  я  ошибся,  но в нынешнем периоде моей
жизни мне не  хотелось  бы  испытать  еще  одно  разочарование.
Предпочитаю оставаться в неизвестности".

     Даже   в  эту  минуту,  через  столько  лет,  я  испытываю
неловкость, вспоминая, что, уезжая на курсы  "Любители  великих
мастеров",  я  захватил  с  собой  смокинг. Но я его привез, и,
окончив письмо сестре Ирме, я его надел. Все вело к тому, чтобы
как следует напиться, а так  как  я  еще  никогда  в  жизни  не
напивался  (из  страха,  что от пьянства задрожит т а рука, что
писала т е картины, что завоевали т е три первых приза,  и  так
далее),  то  сейчас,  в  столь  трагической  ситуации, я считал
нужным надеть парадный костюм.
     Пока супруги Йошото сидели на кухне, я  прокрался  вниз  к
телефону  и  позвонил  в  отель  "Виндзор" -- перед отъездом из
Нью-Йорка мне его рекомендовала приятельница Бобби, миссис Икс.
Я заказал к восьми вечера столик на одну персону.
     Около половины восьмого, одетый и причесанный,  я  высунул
голову из комнаты -- не подкарауливает ли меня чета Йошото? Сам
не  знаю  почему,  мне  не  хотелось,  чтобы они увидали меня в
смокинге. Но там никого не было, и я быстро вышел  на  улицу  и
стал  искать  такси.  Письмо к сестре Ирме уже лежало у меня во
внутреннем кармане.  Я  собирался  перечитать  его  за  обедом,
желательно при свечах.
     Я   шел  квартал  за  кварталом,  не  встречая  не  только
свободной машины, но и вообще ни одного  такси.  Я  шел  словно
сквозь  строй.  Верденская  окраина Монреаля далеко не светский
район, и я был убежден, что каждый  прохожий  оборачивался  мне
вслед  и  провожал меня глубоко неодобрительным взглядом. Дойдя
наконец до  того  бара,  где  я  в  понедельник  сожрал  четыре
кони-айлендские  "с  пылу, с жару" колбаски, я решил плюнуть на
заказ в отеле "Виндзор". Я зашел в бар, уселся в  дальнем  углу
и,  прикрывая  левой рукой черный галстук, заказал суп, рулет и
черный кофе. Я надеялся, что остальные посетители  примут  меня
за официанта, спешащего на работу.
     За второй чашкой кофе я вынул неотосланное письмо к сестре
Ирме и   перечитал   его.   В   основном   оно  показалось  мне
неубедительным, и я решил поскорее вернуться  домой  и  немного
подправить  его.  Думал  я  и  о своем плане -- посетить сестру
Ирму, даже решил было, что не худо бы взять  билет  сегодня  же
вечером.  С  этими  мыслями, от которых, по правде сказать, мне
ничуть не стало легче, я покинул  бар  и  быстрым  шагом  пошел
домой.
     А  через  пятнадцать  минут  со  мной случилась совершенно
невероятная вещь. Знаю, что по всем признакам мой рассказ похож
неприятно похож на чистейшую выдумку, но это чистая  правда.  И
хотя  речь  идет о странном переживании, которое для меня так и
осталось совершенно  необъяснимым,  однако  хотелось  бы,  если
удастся,   изложить   этот  случай  без  всякого,  даже  самого
малейшего оттенка мистицизма. Иначе, как мне кажется,  это  все
равно,   что   думать  или  утверждать,  будто  между  духовным
откровением  святого  Франциска   Ассизского   и   религиозными
восторгами  ханжи-истерички, припадающей лишь по воскресеньям к
язвам прокаженного, разница чисто количественная.




Aerius 2003